Игнаций Ян Падеревский. Источник: Национальный цифровой архив Польши

Отец польской независимости

  • Facebook
  • Twitter
  • Telegram
  • VK

Несколько фактов о выдающемся польском музыканте и политике.

Пианист, композитор, политик, общественный деятель... Однако прежде всего Игнаций Ян Падеревский — это человек, который любил свою родину. Его называли отцом польской независимости и крупнейшим представителем страны на международной арене. О лучшем защитнике для себя Польша не могла и мечтать.

Как все начиналось

Родился он 6 ноября (18 ноября по Юлианскому календарю) 1860 года в деревне Куриловка на Подолье, в тогдашнем российском разделе Польши. Семья была небогатой, зато восходила к старинному шляхетскому роду, происходившеему из местности Падарево в Дрогичинской земли (Подляшье). Фамильный герб Падаревских («Елита») указывает на то, что они, вероятнее всего, находились в дальнем родстве со знаменитым родом Замойских. 

Мать Игнация умерла, когда он был еще младенцем, а отца через несколько лет арестовали российские власти за помощь Январскому восстанию — год он просидел в тюрьме в Киеве. Но, к счастью, после этого Падеревский-старший вернулся и смог позаботиться об образовании сына, в том числе и музыкальном. Вскоре преподаватели заметили, что он играет на фортепиано лучше других учеников, поэтому в возрасте 12 лет мальчика отправили в Варшаву, где он приступил к занятиям в Варшавском музыкальном институте. После окончания учебы ему разрешили остаться в институте и преподавать там. Однако на этом его образование не закончилось.

В возрасте 22 лет молодой человек отправился изучать композиторское искусство в Берлин, а два года спустя в Закопане, где собиралась польская высшая артистократия и научная элита. Там он познакомился с Хеленой Моджеевской — всемирно известной в те годы драматической актрисой. Их совместный концерт в краковском отеле «Саксонский» принес настолько большой доход, что Падеревский смог осуществить свою мечту: поехать в Вену и учиться фортепианной музыке у знаменитого Теодора Лешетицкого. Он провел у него четыре года, упорно работая над техникой игры и одновременно концертируя по всей Европе. После выступления в Париже в марте 1888 года его окрестили «вторым Шопеном».

Игнаций Ян Падеревский в письме отцу, декабрь 1888 года

Я сделал себе имя, даже весьма громкое, в Париже, Брюсселе, Праге, Вене, ну и немного в Германии; мои долги несколько уменьшились, и, наконец, что меня радует более всего, я написал лучшее из всех моих прежних произведений, а именно — концерт для фортепиано с оркестром.

Известность Падеревского росла: он играл у князей Радзивиллов, познакомился с испанской и английской принцессами, миром аристократии, политики, дипломатии. Он покорил всю Европу. Теперь пришло время Америки. В одном только Нью-Йорке он дал 32 концерта, благодаря чему получил широкую аудиторию и хороший заработок. Пианист устанавливал контакты с польской эмиграцией в США и вошел в тамошние политические круги, однако об активной политической деятельности тогда еще не думал. Он продолжал гастролировать — в Австралии, Новой Зеландии, Южной Америке, не отказываясь и от выступлений в Европе.

Личная жизнь Падеревского сперва складывалась трагически: Антонина Корсакувна, на которой он женился в возрасте 20 лет, умерла менее чем год спустя, сразу после рождения их сына Альфреда. Сам мальчик всю жизнь страдал параличом и тоже умер молодым. Лишь в 1899 году Падеревский снова вступил в брак и поселился с женой, Хеленой Гурской, на вилле Рион-Боссон неподалеку от города Морж в Швейцарии.

Время заниматься политикой

Говорят, что Падеревский стал политиком, увидев потенциал, который давала его слава. Началом его общественной и политической деятельности считается 1910 год, когда музыкант произнес речь в Кракове — это было на открытии монумента Грюнвальдской битвы, воздвигнутого на его средства, с посвящением «Предкам к славе, братьям к поощрению». В том же году, во Львове, во время празднования юбилея Шопена, он произнес знаменитую речь:

Игнаций Ян Падеревский

В Шопене есть всё, что нам возбранялось: красочные кунтуши, покрытые золотом пояса, траурные венгерки, краковские конфедератки и шляхетский звон наших сабель, отблески крестьянских кос, стон израненной груди, бунт скованного духа, кладбищенские кресты, придорожные сельские часовенки, молитвы беспокойных сердец, боль неволи, тоска о свободе, проклятье тиранам и радостная песнь победы.

Однако всерьез Падеревский занялся политикой, когда вспыхнула Первая мировая война. Он участвовал в деятельности Генерального комитета помощи жертвам войны в Польше, основанного в 1915 году Генриком Сенкевичем. В том же году музыкант уехал из Швейцарии и через Францию и Великобританию добрался до США, где начал поддерживать инициативы в пользу независимости Польши.

Игнаций Ян Падеревский в обращении к польской эмиграции в США

Мысль о Польше великой и сильной, свободной и независимой была и остается смыслом моего существования, осуществление ее было и остается единственной целью моей жизни.

Благодаря знакомствам Падеревского ему в 1917 году удалось встретиться с президентом США Томасом Вудро Вильсоном. А 8 января 1918 года тот в своем послании о мире признал вопрос о независимости Польши одним из 14 условий будущего мира в Европе.

Вудро Вильсон, Проект мирного договора, пункт 13

Должно быть создано независимое Польское государство, которое должно включать в себя все территории с неоспоримо польским населением, которому должен быть обеспечен свободный и надежный доступ к морю, а политическая и экономическая независимость которого, равно как и территориальная целостность, должны быть гарантированы международным договором.

В декабре 1918 года на борту британского крейсера «Конкорд» Падеревский прибыл в Гданьск. На следующий день он добрался до Познани. Его визит вызвал в городе большую патриотическую манифестацию, приведшую к началу Великопольского восстания против немцев — и в этот раз поляки победили.

Падеревский поддержал Национально-демократическую партию Романа Дмовского, но, веря в примирение поляков, говорил при этом, что «партия должна быть одна — Польша, и ей одной я буду служить до смерти». 25 января 1919 года он в качестве председателя Совета министров провел первое заседание своего кабинета, в котором выполнял также функции министра иностранных дел. 28 июня 1919 года Падеревский поставил подпись под Версальским договором — соглашением о мире с Германией, которое стало важнейшим из документов об окончании Первой мировой войны. Одним из решений Версальского договора была передача Польше большей части земель прусского раздела, а также проведение плебисцитов в Вармии, Мазурах и Верхней Силезии.

Однако в связи со все более резкими нападками оппозиции Падеревский в конце концов объявил об отставке кабинета и в начале 1920 года навсегда покинул Польшу. Тогда он якобы сказал, что «несчастьем возрожденной Польши стало то, что при рождении у ее колыбели стояли два безумца, Пилсудский и Дмовский».

Это еще не конец

Из Варшавы Падеревский вернулся в Швейцарию, вновь отправившись в концертные турне, но решил также поддерживать развитие карьеры молодых польских музыкантов. На его вилле проходили мастер-классы пианистов, готовившихся к участию в Шопеновских конкурсах в Варшаве — многие из них впоследствии добились больших успехов. В 1937 году он, совместно с Людвиком Бронарским и Юзефом Турчинским, делегатами варшавского Общества им. Фридерика Шопена, начал работу над изданием полного собрания произведений композитора. В это же время Падеревский также снялся в фильме «Лунная соната».

В 1936 году в вилле Игнация Падеревского в Морже было создано объединение польских политиков, выступавших против проводившейся в Польше политики санации. Санация (т.е. «оздоровление») — политический курс Юзефа Пилсудского, провозглашенный после переворота 1926 года и ознаменовавший переход от демократии к авторитаризму. Среди его участников, помимо самого Падеревского, были деятели, связанные Национально-демократической партией и христианско-демократическими силами, такие как генерал Юзеф Халлер, генерал Владислав Сикорский и Кароль Попель. Эту оппозиционную группу, стремившуюся к отстранению от власти санационных сил, называли по месту подписания документа Фронтом Морж.

Когда в 1939 году вспыхнула Вторая мировая война, Падеревский, бывший уже в преклонном возрасте, вновь не остался в стороне. Он посылал письма политикам, выступал с обращениями по радио, а в январе 1940 года произнес речь на инаугурационном заседании Национального Совета Польской Республики в эмиграции, где в очередной раз выразил веру в то, что польский народ выживет.

Игнаций Ян Падеревский

Не погибнет Польша, страдающие наши братья, не погибнет, но будет жить вовеки веков в силе и славе ради Вас, ради нас и ради всего человечества.

В сентябре 1940 года Падеревский уехал в США, и в речи, произнесенной по радио перед самым отъездом из Швейцарии, он снова говорил о Польше.

Игнаций Ян Падеревский

Я посвятил жизнь своей Отчизне. Я служил ей всем сердцем и всеми своими силами, а вы знаете, как она теперь несчастна и как страдает. Это она призвала меня на службу. В таких обстоятельствах не важен ни возраст, ни состояние здоровья, ни риск трудного и долгого путешествия.

В Соединенных Штатах великий музыкант снова использовал любую возможность для того, чтобы обращаться ко всему миру с просьбами о помощи Польше. Он делал это, пока мог. В последний раз Падеревский произнес речь 22 июня 1941 года. Через неделю он умер в результате воспаления легких.

Похороны с высшими военными почестями состоялись на Национальном кладбище в Арлингтоне. Однако там он упокоился лишь временно. Согласно завещанию Падеревского, в Польшу были перевезены не только все памятные предметы с виллы Рион-Боссон, но и останки артиста — это стало возможным только в 1992 году. Их захоронили в крипте собора св. Яна в Варшаве.

Перевод Владимира Окуня

  • Facebook
  • Twitter
  • Telegram
  • VK

Катажина Пилярская

Более девяти лет была корреспонденткой и ведущей программ на Polskie Radio. Как ведущая цикла передач «Хроника рождения "Солидарности…