Вилла «Колиба», Закопане. Фото: Петр Гузик / Forum

Изобретение народной архитектуры

  • Facebook
  • Twitter
  • Telegram
  • VK

В Закопане на юге Польши многие приезжают, чтобы кататься на лыжах, любоваться горами и проводить время в спа. Но кроме этого город известен особым архитектурным стилем, созданным на рубеже XIX-XX веков на основе народного зодчества гуралей, здешних горцев.

Особенное место

Свое уникальное положение на культурной карте Польши Закопане занимает с последней четверти XIX века. В то время город получил статус курорта и стал главной базой быстро развивающегося горного туризма и набиравших популярность зимних видов спорта. Пейзажи Татр открыли для себя поэты и художники, воспевавшие красоту гор в стихах и живописи.

Но помимо этого, что очень важно, Закопане стало едва ли не главным местом встреч польской культурной элиты. Так получилось в первую очередь благодаря значительной автономии Галиции — то есть той части Польши, которая в результате разделов Речи Посполитой (1772–1795 годы) отошла к Австрии. Именно там польская культура могла развиваться беспрепятственно, тогда как в других разделах подвергалась цензуре и ограничениям.

В Закопане приезжали многочисленные гости из земель, находившихся под властью России, в первую очередь из Варшавы. Туристы и курортники останавливались в виллах и пансионах, которых становилось все больше.

Мода на горы как таковая пришла на польские земли из западной Европы — прежде всего из альпийских стран, поэтому в первый период своего развития курорт застраивался главным образом в т.н. швейцарском стиле. Большие деревянные виллы с ажурными резными фронтонами возводились тогда по всей Европе, а «швейцарскость» архитектуры сделалась характерной чертой многих курортов.

Но ведь конец XIX века — это еще и время бурного развития национальных движений. Для многих европейцев национальная идентичность стала главным вопросом: где-то она опиралась на государственную принадлежность, а в Центральной Европе — прежде всего на общность языка и религии. И особенно старались выразить свою уникальность народы, лишенные на тот момент собственного государства, — в том числе поляки.

Именно поэтому в искусстве конца XIX века характерным явлением стал поиск национального стиля. Художники и теоретики искали способы выражения «духа» конкретного народа в художественном творчестве. На помощь им пришла история искусств — развивающаяся научная дисциплина, которая позволила лучше понять памятники древнего искусства на территории страны. В поисках «национальной» формы чаще всего обращались либо к прошлому, либо к народному искусству: считалось, что народ, в отличие от элиты, меньше подвергался «чуждым» влияниям и сохранил в своем искусстве больше от идеализированного «изначального национального характера».

Создатель народного стиля

Автором одной из самых интересных концепций польского национального стиля был Станислав Виткевич (1851–1915), отец знаменитого Виткация. Он родился в Жемайтии (область на северо-западе современной Литвы — прим.ред.), откуда вместе с семьей был сослан в Сибирь после Январского восстания (1863–1864). Вернувшись, он обучался живописи в Петербургской, а затем в Мюнхенской Академии художеств. В Закопане Виткевич приехал в 1886 году, будучи уже признанным художником, писателем и искусствоведом, и сразу же обратил внимание на народное искусство Подгалья, региона на юге современной Польши (возле границы со Словакией). В опубликованном в еженедельнике Wędrowiec («Путешественник») репортаже «Татры в снегу» Виткевич раскритиковал строительство «безликих домов и вилл в стиле “швейцарщины”, сдобренной каким-то космополитическим соусом».

Stanislaw-Witkiewicz-Autoportret Станислав Виткевич. Источник: Музей Татр в Закопоне

Вместо этого он предложил обратиться к творчеству гуралей (общее название нескольких этнокультурных групп поляков, проживающих в горных регионах на юге страны — прим.ред.) как источнику вдохновения для национального и вместе с тем — современного искусства. В названии статьи, вышедшей в 1891 году в «Варшавском курьере», он впервые употребил термин «закопанский стиль».

Вскоре после этого Виткевич, несмотря на отсутствие архитектурного образования, лично приступил к воплощению собственных постулатов. В 1892–1894 годах он спроектировал для Зигмунта Гнатовского, помещика из Киевской губернии, виллу «Колиба», считающуюся первым зданием в закопанском стиле. Строительные работы выполняли местные мастера, одновременно учившие Виткевича традиционным зодческим и декоративным решениям. Формы гуральских построек были скомпонованы здесь по-новому, в соответствии с эксплуатационными нуждами виллы тех лет. При постройке «Колибы» появился определенный канон архитектурных решений, который применялся в последующих проектах.

Zakopane, willa Koliba Вилла «Колиба». Фото: Агнешка Барановская

На высокий каменный фундамент опирается просторный цокольный этаж, выполненный в виде бревенчатого сруба. Над ним поднимается высокая, крытая гонтом (специальными пластинами из древесины — прим.ред.) крыша с мансардными окнами жилого этажа. Характерным мотивом стало т.н. «восходящее солнце» на фронтоне — полукруг с радиально расходящимися рейками-«лучами». В декорировании интерьера и мебели тоже очень многое было взято из репертуара народного искусства: использовались скульптурные элементы орнаментов (например, звезды или стилизованные цветы лилии), переносились на дерево мотивы традиционных гуральских вышивок. При этом резные украшения «в народном стиле» были несравнимо богаче и разнообразнее оригинала, а степень стилизации орнамента сближала «Колибу» с развивавшимся в тот период искусством сецессиона.

Здесь стоит рассказать о том, что сподвигло Виткевича на создание закопанского стиля. Хотя он и декларировал, что опирается на подгальское искусство — которое, несомненно, было главным источником его вдохновения, — исследователи отмечают также и опыт, вынесенный им из родной Жемайтии и из Сибири. В обоих регионах процветало оригинальное народное творчество с богатой резьбой по дереву. В других странах оно также служило в то время весьма важным образцом для художников, которые занимались поисками стиля. Преобразованные, развитые и стилизованные народные формы стали основой архитектурного течения, известного как национальный романтизм. Замечательные примеры тому можно найти в искусстве России, Чехии и Скандинавии конца XIX — начала XX века.

Но вернемся в Закопане. «Колиба» встретила здесь восторженный прием, что положило начало бурно растущей популярности закопанского стиля. Виткевич начал получать заказы на строительство новых домов в городе, а предложенную им стилистику подхватили работавшие в Татрах профессиональные архитекторы. Проектировалась также закопанская мебель и предметы быта. Высшим достижением Виткевича был признан дом «Под елями», возведенный в 1896–1897 годах для Яна Гвальберта Павликовского, ученого и общественно-политического деятеля. Здание, построенное на горном склоне, выглядит исключительно живописно благодаря причудливому нагромождению крыш и фронтонов в сочетании с резными украшениями многочисленных балюстрад, дверей и окон. Дом «Под елями» был также полностью обставлен в закопанской стилистике. Впрочем, некоторые эффектные решения — к примеру, построенная по сибирским образцам крытая галерея над входной лестницей, — оказались неудобны для повседневного использования. Стоит отметить, что семейное гнездо Павликовских стало важным местом для польской культуры. Литературным творчеством занимались двое сыновей Яна Гвальберта, но наибольшей известности добились его невестка, поэтесса Мария Павликовская-Ясножевская, и ее сестра, писательница Магдалена Самозванец.

Villa pod Jedlami Дом «Под елями». Источник: pl.wikipedia.org

Виткевич использовал свой стиль не только при постройке вилл, но и в сакральном искусстве. С 1895 года он разрабатывал новые элементы убранства для приходской церкви в Закопане, а в 1898 году была построена очень скромная часовня альбертинцев на Калатувках, возведенная по инициативе художника Адама Хмелёвского, известного также как св. брат Альберт. Он был другом Виткевича еще со времен учебы в Мюнхене, но впоследствии отказался от художественной деятельности, вступил в монашеский орден и посвятил себя помощи бедным. По сравнению с Калатувками значительно более впечатляющую архитектурную форму и убранство получила часовня в Ящурувке, построенная в 1904–1907 годах.

Kaplica Jaszczurowka Часовня, Ящерувка. Источник: pl.wikipedia.org

Другие материалы, другие регионы

Все здания, о которых мы говорили до сих пор, были выполнены из дерева. Это единственный традиционно используемый в Подгалье строительный материал, однако потребности городского строительства он в полной мере удовлетворить не мог. Желая шире распространить закопанский стиль, Виткевич с самого начала утверждал, что гуральские решения можно применять и в кирпичной архитектуре. Первой попыткой стала усадьба Реев в Пшиборове близ Дембицы (современное Подкарпатское воеводство), построенная в 1892–1894 годах. Это интересное здание с одноэтажной центральной частью и двухэтажными «закопанскими» боковыми крыльями, к сожалению, сгорело в 1970 году и до сих пор лежит в руинах.

Зато в самом Закопане были воздвигнуты, в числе прочего, казино Общества Татр по проекту Вандалина Берингера, которое называют еще Татрским вокзалом, (в 1902–1903 годах) и здание Музея Татр, спроектированное Станиславом Виткевичем и Францишеком Мончинским (в 1913–1922 годах). Для построек этого типа характерны кирпичные фасады с углами, декорированными лепниной, которая имитирует бревенчатый сруб, а главное — богато украшена орнаментами с использованием гуральских мотивов.

800px-Muzeum Tatrzańskie”, Zakopane, A-1130 M 05 Музей Татр. Источник: pl.wikipedia.org

Закопанский стиль, уже как польский национальный, нашел приверженцев и за пределами Подгалья. В Карпатах, прежде всего на курортах — от Вислы на западе и до Яремче на востоке — появилось множество вилл, пансионов и санаториев, развивавших (зачастую весьма вольно) концепцию Виткевича. В крупных городах в большей мере использовались цитаты или отдельные декоративные элементы: так, «закопанские» элементы можно встретить в главных центрах бывшей Галиции — Кракове и Львове. Впрочем, в последнем случае с ними соседствовали и в какой-то мере конкурирующие гуцульские мотивы.

Закопанский стиль использовался и на территории, находившейся под властью России. Например, в Варшаве на улице Хмельной, 30 стоит четырехэтажное здание с закопанскими формами, построенное в 1906 году по проекту Ярослава Войцеховского.

Kamienica, ul. Chmielna 30, Warszawa, dz. Śródmieście, Mart2 Здание, построенное по проекту Ярослава Войцеховского в Варшаве. Источник: commons.wikimedia.org

Сохранилась до наших дней и спроектированная самим Виткевичем усадьба в Ланьцухове в Люблинском воеводстве, построенная в 1901–1904 годах. И, наконец, самое отдаленное от Татр место, где обрел воплощение закопанский стиль — это Литва. Там в 1899 году было построено по проекту Виткевича здание железнодорожного вокзала в Сылгудышках (лит. Салдутишкис) — оно было уничтоженное во время Первой Мировой войны — и недавно реконструированный декор столовой во дворце Пшездзецких в Ракишках (лит. Рокишкис), возникший в 1905 году.

Несмотря на все эти достижения, закопанский стиль не стал доминирующим в польской архитектуре. Аргументы Виткевича о «прапольском» характере гуральского искусства для многих звучали малоубедительно, а перенос столярных форм в кирпичное строительство принимался со смешанными чувствами. Кроме того, у закопанского стиля имелись конкуренты: в тот же период, на рубеже XIX–XX веков, были разработаны и другие концепции польского национального стиля. Пропагандировались польская готика — псевдонародный вислинско-балтийский стиль, и польский ренессанс, отличительной чертой которого должен был служить декоративный аттик (небольшая стенка над карнизом здания — прим.ред.). Но самую большую популярность приобрел т.н. усадебный стиль, основанный на классических формах дворянских резиденций. Мифологизация усадьбы как оплота «польскости» способствовала популярности этого направления в архитектуре, получившего особенно широкое распространение после обретения Польшей независимости в 1918 году. Тем временем возведение зданий в закопанском стиле ограничилось в основном карпатскими курортами, расположенными главным образом в Подгалье.

forum-0428539488 (1) Закопанский стиль . Фото: Марек Скорупский / Forum

Сто лет спустя

Закопане пользовалось неослабевающей популярностью у туристов в коммунистический период, остается оно популярным и в современной Польше. Со временем наследие закопанского стиля рубежа XIX–XX веков стало цениться все больше. Многие виллы вошли в список охраняемых памятников, а после того, как в 1984–1993 годах Музей Татр произвел комплексный ремонт виллы «Колиба», в ней был открыт Музей закопанского стиля. Это прекрасное место для знакомства с архитектурой, резными элементами декора, мебелью и предметами быта, выполненными в соответствии с концепцией Виткевича.

Не менее увлекательной может стать прогулка по Маршруту закопанского стиля, проложенному сотрудниками музея. Трасса охватывает свыше сорока интереснейших объектов: в основном это частные виллы, но есть также сакральные и общественные здания, отели и известная многим отдыхающим турбаза на берегу озера Морске Око.

mountains-1431975 960 720 Озеро Морске Око. Источник: pixabay.com

Можно еще зайти на расположенное недалеко от центра города кладбище на Пенксовым Бжиску, где среди многих выдающихся деятелей Подгалья покоится и создатель закопанского стиля. В 1988 году там были торжественно погребены предполагаемые останки его сына, Станислава Игнация Виткевича (Виткация), художника и писателя, одного из самых оригинальных польских деятелей искусства XX века. Он покончил с собой в 1939 году после Советского вторжения в Польшу и был похоронен в Полесье, в селе Езеры (в настоящее время это территория Украины). Перенос его останков на родину стал пропагандистской акцией терявшего популярность коммунистического правительства, однако поспешно проведенная эксгумация вызывала сомнения. Когда в 1994 году экспертизу провели повторно, выяснилось, что в могиле Виткация покоятся останки молодой женщины. Поэтому почтить память сына, затмившего своей славой отца, в Закопане не получится.

В заключение следует упомянуть о «большой длительности» закопанского стиля в польской архитектуре. Со временем сами гурали стали воспринимать его элементы как свои, исконные. Строящиеся до наших дней в Подгалье новые хаты или туристические объекты, якобы воспроизводящие традиционную региональную архитектуру, представляют собой, в сущности, все более вольные компиляции решений, предложенных на рубеже XIX–XX веков. Более того, мода на гуральские хаты давно уже вышла за пределы Подгалья: построенные из толстых бревен дома с высокими крышами, фронтонами с мотивом восходящего солнца и резными украшениями можно увидеть и в центральной Польше, и в озерных краях на севере. В каждом регионе существовали свои традиции деревянного народного зодчества, но они были вытеснены, и если в наши дни вообще что-то строят из дерева, то гораздо охотнее обращаются не к местным образцам, а к гуральским мотивам, эху концепции Станислава Виткевича.

Перевод Елены Барзовой и Гаянэ Мурадян

  • Facebook
  • Twitter
  • Telegram
  • VK

Мельхиор Якубовский

Историк, искусствовед, аспирант Варшавского университета. Занимается исторической географией и историей ландшафта, искусством рококо и…