Юнна Коробейникова. Фото: Александра Кононченко / Новая Польша
Юнна Коробейникова. Фото: Александра Кононченко / Новая Польша

Po prostu polski. «Крутящийся секс» и другие: как поляки переводят названия фильмов

  • Facebook
  • Twitter
  • Telegram
  • VK

Самые необычные находки польских кинопрокатчиков.

Общаясь с поляками, мы часто отмечаем, что читали в детстве разные книги, играли в разные игры, но вот американское кино все смотрели одно и то же. При этом не всегда удается быстро объяснить, что за картина имеется в виду: это естественно, ведь в каждой стране английские названия переводят по-разному, да и фантазия прокатчиков часто приводит к довольно неожиданному результату. Если к русским версиям мы привыкли и они уже не кажутся нам странными, то польские порой весьма озадачивают. Давайте разберемся, как поляки подходят к переводу названий американских фильмов, и познакомимся с некоторыми примерами.

Непереводимый оригинал

Поскольку поляки пользуются латиницей, да и с английским у них всегда было получше, чем на постсоветском пространстве, некоторые англоязычные фильмы сохраняют свое оригинальное название. Для нас это, конечно, не всегда удобно. К примеру, однажды в разговоре с поляком мне захотелось упомянуть известную кинокартину «Криминальное чтиво». Несколько минут я судорожно подыскивала перевод слова «чтиво», пока не оказалось, что нужно было всего лишь вспомнить оригинальное название — Pulp fiction. Именно под таким названием в Польше знают и любят эту ленту Тарантино.

В ту же категорию попадает, например, фильм о мире эдинбургских наркоманов Trainspotting, созданный по одноименному роману Ирвина Уэлша. Само название сложно поддается переводу, ведь речь идет о своеобразном хобби — «слежении поездов». Российские прокатчики решили не мучаться с этим понятием и просто передали в названии суть фильма, причем вполне удачно — «На игле». Поляки же поступили еще проще и стали использовать оригинальное название. Таким же образом поляки поступили и с кинокартиной о кризисе среднего возраста, собравшей чуть ли не половину Оскаров в 2000 году — American beauty («Красота по-американски») — перевода просто нет, используется английский вариант.

Плакат к фильму Sin City. Источник: пресс-материалы

Не стали в Польше переводить и «Матрицу», а предпочли использовать английский оригинал Matrix (переводят только вторую часть названий трилогии: Matrix: Reaktywacja («Перезагрузка») и Matrix: Rewolucje («Революции»). Странным образом дело обстоит с названием основанного на комиксах фильма «Город грехов». Почему-то в польском прокате используется двойное название Sin City: Miasto grzechu (оригинал и сразу же рядом перевод).

Упрощения и интерпретации

Описанные выше ситуации — это, скорее, исключения, ведь, как ни крути, название фильма несет огромный смысл и его необходимо перевести или адаптировать. Однако часто польские прокатчики упрощают названия, в результате чего немного теряется смысл и снижается пафос. К примеру, драматичное «Спасти рядового Райана» (англ. Saving Private Ryan) сократилось до простого Szeregowiec Ryan (Рядовой Райан), а жутковатое «Лицо со шрамом» (англ. Scarface) превратилось в Człowiek z blizną (Человек со шрамом). Таким же образом «Бесславные ублюдки» (англ. Inglourious Basterds) стали просто «ублюдками войны» — Bękarty wojny, а «Обычные подозреваемые» (англ. The Usual Suspects) оказались просто подозреваемыми — Podejrzani (не раскрывая интриги киноленты, отметим, что слово Usual действительно не стоило терять, в нем была вся соль).

Плакат к фильму Bękarty wojny. Источник: пресс-материалы

Часто бывает и так, что смысл, который польские прокатчики вкладывают в перевод, не совсем отражает оригинал или предлагает лишь одну из возможных трактовок. Например, название картины Даррена Аронофски Requiem for a Dream действительно дает поле для интерпретации, ведь dream — это и мечта, и сон. В конце фильма главные герои оказываются на пороге физической или психической смерти и понимают, что их мечты уже не исполнятся. Выбрав перевод «Реквием по мечте», российские прокатчики, кажется, лучше уловили суть, чем поляки, которые остановились на варианте Requiem dla snu (Реквием для сна).

Любопытным образом дело обстоит с выдающейся кинокартиной о тюремных узниках The Shawshank Redemption, название которой сложно поддается переводу (redemption — искупление). Если российские прокатчики сосредоточились на счастливом финале и назвали фильм «Побег из Шоушенка», то поляки оказались пессимистами и перевели его как Skazani na Shawshank (Приговоренные к Шоушенку).

Не менее мрачно поляки повели себя и в отношении чудесной детской сказки The Wizard of Oz и ее экранизации. Если у нас заглавный герой все-таки волшебник из страны Оз, то у поляков он почему-то чернокнижник — Czarnoksiężnik z Oz. Учитывая, что этот герой на самом деле добрый, да и волшебником он настоящим не был, называть его чернокнижником кажется по меньшей мере странным. Но так уж сложилось! Кстати, не забывайте, что главную героиню зовут Элли только в пересказе Волкова, в оригинале у Фрэнка Баума она все-таки Dorothy, и у поляков тоже — Dorotka.

Полет фантазии

Может показаться, что подход поляков к переводу названий фильмов не слишком старательный, однако это далеко не всегда так. Как и в случае других стран, иногда польский прокат просто блещет прекрасными находками. Бывают очень удачные адаптации, а иногда это просто полет фантазии прокатчиков, который не может не вызывать удивления или восхищения. Приведем несколько примеров, когда польские названия ушли от оригинала очень далеко. Сильно ли пострадал смысл этих названий? Судите сами.

Название популярной американской комедии 1959 года с Мерилин Монро Some Like It Hot не так-то просто перевести. Если мы знаем эту картину под названием «В джазе только девушки», то поляки нашли довольно ловкий выход и использовали существующий в языке фразеологизм — Pół żartem, pół serio (Полушутливо, полусерьезно).

Также непросто перевести и название боевика с Брюсом Уиллисом Die Hard. Российские прокатчики, видимо, отталкивались от характера главного героя и справились неплохо — мы знаем этот фильм под названием «Крепкий орешек». Поляки же сосредоточились на месте действия, небоскребе «Накатоми Плаза», и назвали картину Szklana pułapka (Стеклянная ловушка).

В случае с фантастической кинолентой Blade Runner, которую у нас знают как «Бегущий по лезвию», поляки решили отталкиваться от литературного первоисточника. Фильм снят по мотивам научно-фантастического романа Филипа Дика «Мечтают ли андроиды об электроовцах?», поэтому загадочные андроиды (то есть роботы, а не операционная система) перекочевали в польское название — Łowca androidów (Ловец андроидов). Правда, сейчас поляки часто используют оригинальную английскую версию, а ремейк-продолжение Blade Runner 2049 уже идет в польском прокате именно под этим названием.

Также поляки предпочитают использовать оригинальное название откровенной для своего времени картины Dirty dancing (у нас известной как «Грязные танцы»). Однако стоит упомянуть, что первоначально она вышла в польском прокате в 1989 году под смелым названием Wirujący seks (Крутящийся секс). Сами поляки со смехом приводят этот пример, когда заходит речь о чрезмерной фантазии переводчиков.

Любопытным образом польские прокатчики обыграли название драмы Good Will Hunting («Умница Уилл Хантинг») о гениальном юноше, борющемся с психологическими проблемами. Польское название фильма — Buntownik z wyboru (Бунтарь по собственному желанию) является отсылкой к молодежной драме 1955 года под названием Rebel Without a CauseBuntownik bez powodu («Бунтарь без причины»).

Бывают и такие случаи, когда польское название настолько удачно отражает идею фильма, что, вероятно, оно даже лучше оригинала. Например, название иронической драмы Мартина Макдоны In Bruges заиграло новыми красками как в русском, так и в польском переводе. У нас эту ленту о киллере-неудачнике, вынужденном отсиживаться в провинциальном городишке, назвали «Залечь на дно в Брюгге». Поляки же пошли еще дальше и картина вышла под названием Najpierw strzelaj, potem zwiedzaj, то есть «сперва стреляй, потом гуляй», (а если точнее — потом осматривай город).

Не менее ловко поляки справились с названием комедийной мелодрамы Софии Копполы о встрече двух родственных душ в чужой стране Lost in translation (у нас — «Трудности перевода»). В польском прокате фильм вышел под названием Między słowami (Между словами).

Плакат к фильму Zakochany bez pamięci. Источник: пресс-материалы

На мой взгляд, вершина переводческого творчества польских прокатчиков — название драмы Мишеля Гондри о двух влюбленных, стремящихся сначала забыть друг друга, а потом вспомнить. Как в оригинале, так и в российском прокате фильм носит очень громоздкое и туманное название Eternal sunshine of the spotless mind — «Вечное сияние чистого разума». Поляки же полностью отказались от попыток его перевести и решили отталкиваться от содержания. В польском прокате лента вышла под названием Zakochany bez pamięci (Влюблен без памяти) — лаконично, изящно и абсолютно верно передает смысл картины.

В последнее время эти эксперименты с названиями уходят в прошлое, ведь все чаще поляки смотрят фильмы в оригинале, а фантазии прокатчиков их просто смешат. Теперь нам будет проще разговаривать о фильмах, осталось только самим приучиться ориентироваться на оригинал, а не на перевод. Жаль только, что пропадает весь национальный колорит и сужается поле для переводческой фантазии.

  • Facebook
  • Twitter
  • Telegram
  • VK
Юнна Коробейникова image

Юнна Коробейникова

Филолог по образованию и по призванию. Переводчик, журналист, преподаватель: более 10 лет учит поляков русскому и иностранцев в Польше…

Читайте также