Совместное выступление Матеуша Моравецкого, Ярослава Качиньского, Ярослава Говина и Збигнева Зёбро, Варшава, 26 сентября 2020 год. Фото: Матеуш Влодарчик / Forum
29 сентября 2020

Землетрясение в лагере правых

  • Facebook
  • Twitter
  • Telegram
  • VK

Всего через два месяца после победы на президентских выборах в Польше правящая коалиция оказалась на грани развала. Поводом для этого стали разногласия вокруг нескольких законопроектов, а истинной причиной — длительная борьба за гегемонию в правом лагере.

Конфликт был предсказуем уже после парламентских выборов в 2019 году. В них победила партия «Право и Справедливость» (Prawo i Sprawiedliwość), получив самостоятельное большинство в Сейме. Однако по спискам «Права и Справедливости» (ПиС) баллотировались и менее крупные члены коалиции — консервативно-либеральное «Согласие» (Porozumienie) и консервативно-националистическая «Солидарная Польша» (Solidarna Polska). Эти три партии составили коалицию «Объединенные правые» (Zjednoczona Prawica). Но было ясно: стоит хоть одной из них выйти из союза, и правительство Матеуша Моравецкого потеряет большинство. Сразу после выборов я писал на страницах «Новой Польши»: «... партии-сателлиты ПиС, попавшие в Сейм по ее спискам, получили в этот раз больше мандатов [чем в 2015 году], поэтому они будут намного более самостоятельными. Этот созыв парламента будет значительно более живым и интересным, чем предыдущий. Трудно даже поручиться, что Сейм продержится весь четырехлетний срок».

Первые трения проявились весной, после вспышки пандемии коронавируса. В мае должны были состояться президентские выборы. Правительство, с нарушением законодательства (что недавно подтвердил суд) пыталось провести выборы по почте, мотивируя это угрозой для граждан при организации их традиционным способом на избирательных участках.

Тогда взбунтовалось «Согласие», благодаря чему польское государство избежало компрометации в виде выборов по почте, к которым никто не был готов.

Поскольку споры продолжались до последнего момента, голосование пришлось перенести (также на сомнительной правовой основе) на июнь. Этот конфликт был быстро погашен, потому что «Объединенным правым» нужно было заниматься избирательной кампанией действующего президента Анджея Дуды. Однако уже на следующий день после его победы во втором туре (12 июля) атаку предпринял второй из сателлитов ПиС — «Солидарная Польша» (СП).

Ее лидер Збигнев Зёбро и раньше критиковал «Согласие» и премьера Моравецкого за то, что они отказались от идеи выборов по почте. На другой день после победы Польское телевидение, возглавляемое тогдашним союзником Зёбро Яцеком Курским, выступило с нападками на Моравецкого за то, что учреждения и государственные компании публикуют сообщения и рекламу в некоторых оппозиционных СМИ.

«Солидарная Польша» начала всё смелее подчеркивать свою независимость от ПиС, пытаясь продвигать собственную, гораздо более радикальную повестку.

Местами казалось, что ее идеи родом из путинской России: достаточно упомянуть, например, призыв к отказу от Стамбульской конвенции о предотвращении и борьбе против насилия в отношении женщин и домашнего насилия, или проект закона, бьющего по неправительственным организациям, или словесную борьбу с — как это называют политики ПиС — «идеологией ЛГБТ». Политики из СП также ставили Моравецкому в вину излишнюю уступчивость по отношению к Европейскому союзу.

Все это выглядело как попытка окружения ПиС справа, соревнование в радикализме с крайне правой оппозиционной «Конфедерацией» и игра, рассчитанная на подрыв влияния политически довольно умеренного премьера в борьбе за то, кто — Моравецкий или Зёбро — будет иметь больше шансов на политическое наследство патриарха «Объединенных правых», 71-летнего Ярослава Качиньского.

Политики ПиС всё хуже переносили очередные выходки «зёбристов», но поводом для того, чтобы сказать «хватит!», в итоге стала попытка СП торпедировать в парламенте два закона. Первый из них, продвигаемый ПиС, предусматривал безнаказанность для чиновников, которые нарушили закон во время борьбы с пандемией. Второй представлял собой усиление законодательства о защите животных, включая запрет на разведение норок — эта инициатива была поддержана значительной частью оппозиции. Закон о безнаказанности частично отобрал бы у Зёбро — одновременно занимающего должности министра юстиции и генерального прокурора — возможность угрожать коллегам из ПиС преследованием за нарушение предписаний во время эпидемии. В свою очередь, противодействие новому закону о защите животных, ставшего у Качиньского пунктиком, позволило бы СП обвинить ПиС в подверженности моде на экологию — которую часть правых рассматривает как проявление левизны — и предательстве польской деревни.

Заседание Сейма, голосование по закону о защите животных. Фото: Анджей Хулимка / Forum

Тогда Качиньский решил вмешаться. Политики ПиС начали открыто угрожать исключить из «Объединенных правых» обоих членов коалиции (в том числе «Согласие» — за нарушение субординации во время дебатов о сроках и форме президентских выборов), говорить, что хвост не должен вилять собакой, а плохой человек (ведь только такой не хочет защищать животных!) не может быть министром юстиции. Начали звучать заявления о правительстве меньшинства или даже досрочных выборах и предложения министрам из СП готовиться покинуть свои кабинеты.

Несколько дней такой «термообработки» партнеров дали свой эффект. «Зёбристы» сникли, публично попросив Качиньского не выгонять их из коалиции. Ведь это означало бы для них не только лишение влияния на судьбу страны, но и изгнание многочисленных членов и сторонников СП, а также их родственников, с хорошо оплачиваемых должностей в государственных компаниях. В результате 26 сентября ПиС, «Согласие» и СП заключили новое коалиционное соглашение, предусматривающее прекращение споров. Его текст нам неизвестен, поскольку договор был секретным — что противоречит принципу прозрачности политики, — но мы знаем, что за его соблюдением будет следить Ярослав Качиньский. Он впервые с 2007 года лично войдет в правительство в качестве вице-премьера по надзору за силовыми ведомствами и руководимым Зёбро министерством юстиции.

Незнание подробностей соглашения пока не позволяет сделать однозначных выводов о том, кто в этой войне выиграл, а кто проиграл. Но это наверняка был не последний конфликт в рядах «Объединенных правых», поскольку системные причины спора — борьба меньших членов коалиции за узнаваемость, а также за лидерство в правом лагере после ожидаемого в перспективе нескольких лет ухода Качиньского на пенсию — не исчезли, да и не могли исчезнуть. Так что нельзя исключить, что через несколько месяцев схватка продолжится, тем более что в прошлом Качиньский уже доказал, что за нелояльность, как ее понимает ПиС, он старается карать самым суровым образом.

Перевод Владимира Окуня

  • Facebook
  • Twitter
  • Telegram
  • VK

Михал Потоцкий

Журналист, руководитель отдела «Мнения» издания Dziennik Gazeta Prawna. Соавтор книг «Волки живут вне закона. Как Янукович проиграл Украину…