Мария Янион. Фото: Кшиштоф Пацула / Forum
24 августа 2020

Захватывающая Мария Янион

  • Facebook
  • Twitter
  • Telegram
  • VK

Мария Янион (1926-2020) — историк литературы, автор более 20 книг, в которых критически анализируются важнейшие польские национальные мифы XIX и XX веков. Публикуем эссе о ней, написанное в 2007 году.

Профессор Мария Янион хочет описать мир не таким, каков он есть, а воспринятым заново через романтизм. Вдобавок она прирожденная учительница. Своих учеников она хотела бы научить их собственному пути в мир: не за границу, а в не имеющий границ мир человеческого духа.

Сегодня виден невероятный масштаб ее трудов, которые составляют целую библиотеку. Сегодня повсюду встречаешь ее учеников — профессоров, писателей, литературных критиков и массу учителей. Некоторые люди подходят к ней, чтобы спросить, как она этого добилась. Как она заработала авторитет, как заинтересовала и привлекла стольких людей к литературе как науке и как сути жизни? Да только ответа не существует. Такого не запланируешь, такому не сможешь подражать. Надо родиться с такой неисчерпаемой жизненной силой и необычайной страстью.

Этот великий разгон, который толкает ее создавать всё новые и новые произведения, обновлять значения и трудиться не покладая рук, характеризовал ее, пожалуй, с детства. Сохранились ее тетрадки военного времени, куда она примерно с 12 до 16 лет записывала прочитанные книги. Известно, что этих книг набралось 1039 — вся мировая и польская классика из богатой виленской библиотеки. Мария Янион, как всегда, стремилась к совершенству.

Профессор отличается чрезвычайной готовностью к диалогу. Она помогает студентам кристаллизовать не ее, а их собственные взгляды. Помню, профессор Малгожата Черминская, учившаяся у Марии Янион в Гданьском университете, сказала мне: «Ты не знаешь, о чем ты думаешь. Спроси у Учителя». Интересно, что множество людей считают себя ее учениками, хотя формально таковыми не были.

Ученики ее слушают, но и она слушает учеников. Будучи специалистом по XIX веку, Мария Янион живо участвует в жизни ХХ-ХХІ веков: ориентируется в поп-культуре, в музыке, включая новые тренды, разбирается в кино и пишет о нем, знает студенческую моду разных годов поступления и альтернативные течения. При этом Мария Янион — одна из главных фигур польского феминизма. Ее истолкование романтизма всегда обращено к нашей современности, к ее романтической, но и антиромантической линии, представленной, например, творчеством Тадеуша Ружевича или Мирона Бялошевского.

Занятие специфической герменевтикой привело ее к изучению существования. Перед лицом ее трагического мировоззрения, изложенного, например, в книге «Живя, мы утрачиваем жизнь» (2001), мы стоим пораженные. Но та же книга кому-то может принести катарсис — а ведь мы не того ждем от книги о литературе.

Янион утверждает, что ее узкая научная специальность — польская поэзия на родине в 1831-1863 годах, то есть поэзия «малых романтиков», таких как Винцентий Поль, Теофиль Ленартович, Роман Зморский. Их стихи — своего рода патриотический песенник, богатым фоном которого был польский пейзаж. По мнению Марии Янион, в основе научного развития лежит добросовестная специализация в какой-то хорошо очерченной области. Помню, как однажды мы с Янион и профессором Марией Жмигродской, ее приятельницей и соавтором по книгам «Романтизм и история» (1978, 2001) и «Романтизм и существование» (2005), ездили в Черск. Об авторах и героях романтизма они разговаривали, как о хороших знакомых. По дороге обе Марии укоряли сами себя и меня: эти каких-нибудь тридцать километров от Варшавы нам следовало бы пройти пешком, как ходили романтики!

У каждого читателя книг Марии Янион есть среди них любимые. Для очень многих крайне важной стала серия «Трансгрессии» (1981-1988) — плод гданьских семинаров, всегда под редакцией Янион и одного из участников семинара. По тем временам это было нечто неслыханное, да и сегодня нет ничего подобного. Это, собственно говоря, новый жанр, соединение дискуссий на семинаре с цитатами и произведениями, связанными с темой семинара по польской и всемирной литературе, притом с фантастически подобранными иллюстрациями — репродукциями живописи, фотографиями. Отдельные тома — это «Каторжники эмоциональности», «Отщепенцы», «Лица», «Маски», «Дети».

Читатели того времени были зачарованы этими книгами и картиной семинара, которого нигде, кроме Гданьска, нельзя было себе представить. Какие удивительные это были темы на фоне серого, хотя тоже драматичного тогдашнего социализма! Изучение вещей, не вмещающихся в голову, трансгрессий, людей, оцениваемых как «иные», обсуждение экстремальных ситуаций, таких как смерть, безумие или охота на демонов и вампиров, рассмотрение границы между высоким искусством и китчем, истолкование литературных грез — все это никак не помешало студентам Янион очень быстро оказаться на Гданьской судоверфи, в самой гуще августовских событий 1980 года. Они знали, что такое свобода. Обученные с пониманием относиться к индивидуализму, они не сталкивались с особыми трудностями, когда нужно было делать выбор; были они обучены и мышлению в рамках общественных категорий, которого Янион не избегает, всегда оказываясь в центре событий.

Сегодня Мария Янион ведет в Варшаве семинар, куда, собственно говоря, может прийти любой. Там появляются бунтующие художники и художественные критики, иногда ученые-нефилологи, люди разного возраста. Все ведут себя так, будто с уважаемым и близким им учителем прохаживаются под колоннадой форума, где некогда прохаживались античные мыслители. Они чувствуют, что происходит нечто важное. Сложилась уже и варшавская легенда о семинарах Марии Янион.

Никто из филологов так сильно не затронул воображение целых поколений. В конце концов, все ее творчество можно назвать историей воображения. Никто другой не умеет, идя от истории литературы или истории идей, охватить своими истолкованиями такое огромное пространство. Чем бы ни занималась Янион, это всегда превращается в пульсирующую жизнью современность.

Всю жизнь она работает в Институте литературных исследований Польской АН. Недавно мы праздновали восьмидесятилетие профессора. Она сформировала новую школу изучения романтизма. Указала новые пути и темы гуманитарных наук. За это Мария Янион награждена, в частности, Большой премией польского Фонда культуры за 1999 год, премией нью-йоркского Фонда А. Южиковского (1980). В 1994 году она стала доктором honoris causa Гданьского университета.

В своей увлекательной новой книге «Необычайный славянский мир» (2006) Мария Янион на основе произведений романтиков дает истолкование разделения славянского мира на восточный и западный. Ограничивая христианские традиции латинским обрядом, мы обедняем их. Автор полагает, что комплексы польской неполноценности и сверхценности, истоки которых она находит в том, что славянское развитие шло двумя путями, можно лечить сознанием того, кто мы есть. А Польша — одновременно и Восток, и Запад. Разве это не современность? А о чем мы думаем после того, как для нас открылась Европа?

Что сыграло решающую роль в том, что Мария Янион стала такой, какова она есть? Не только вышеперечисленные черты, но прежде всего ее очень сильная личность. Это личность харизматическая. Это человек, крайне живо на всё откликающийся. Люди, попавшие под влияние этой личности, не раз видели, как совершенно спокойно сидящая Мария Янион вдруг вдохновленная какой-то идеей, становилась захватывающим существом. «Захваченные» ею навсегда останутся ее учениками.

Текст был опубликован в «Новой Польше», №6, 2007

  • Facebook
  • Twitter
  • Telegram
  • VK