Предвыборные плакаты кандидатов в президенты — Рафала Тшасковского и Анджея Дуды. Фото: Кацпер Пемпел / Reuters / Forum

Второй тур выборов. Дуда vs Тшасковский

  • Facebook
  • Twitter
  • Telegram
  • VK

Ситуация накануне финала президентских выборов в Польше.

Результаты этих выборов могут стать уникальными в истории страны. Менее чем за неделю до второго тура, который состоится 12 июля, опросы дают практически равные шансы действующему президенту Анджею Дуде и его сопернику из оппозиции, мэру Варшавы Рафалу Тшасковскому. Несколько более решительны букмекеры: по их мнению, фаворитом остается глава государства, выходец из правящей партии «Право и справедливость» (ПиС).

Действительно, в первом туре Дуда набрал на целых 2,5 млн голосов больше, чем Тшасковский (43,5 % против 30,46 %), но по логике вещей теперь именно кандидат от «Гражданской коалиции» имеет больше возможностей привлечь избирателей, поскольку правящий лагерь подошел к первому туру выборов более консолидированным.

Так что Тшасковский рассчитывает на поддержку большей части электората четырех главных выбывших соперников — самовыдвиженца Шимона Холовни (13,87 %), кандидата крайне правых Кшиштофа Босака (6,78 %), лидера аграрной партии Владислава Косиняка-Камыша (2,36 %) и кандидата левых сил Роберта Бедроня (2,2 %).

Битва ведется главным образом за 1,3 млн избирателей Босака. Идеологически им ближе Дуда, но многие из них разочарованы слишком мягкой — по их мнению — политикой ПиС и недопущением националистов к общественным СМИ.

В частности поэтому Тшасковский пытается заигрывать с ними, то одобряя либертарианские экономические взгляды части крайне правых, то заявляя о своей готовности на определенных условиях принять участие в главном патриотическом мероприятии — ежегодном Марше Независимости, проводимом 11 ноября, в годовщину возрождения польской государственности в 1918 году.

Возможно, еще более важная группа — избиратели второго тура. Это характерное для Польши явление: начиная с 1995 года на каждых выборах явка во втором туре оказывается выше, чем в первом. Обычно разница составляет несколько сотен тысяч голосов, но иногда и больше: рекордом стали в 2015 году 2 млн человек, пошедших только на второй тур. В первом туре нынешних выборов приняли участие 64,5 % из 30,2 млн избирателей. Проблема в том, что ни один из штабов толком не понимает, как достучаться до остальных и чего они, в сущности, ожидают. В ситуации со столь ровными результатами опросов может получиться, что результат выборов определят несколько сотен тысяч, а может быть — даже несколько десятков тысяч голосов. Значит, чашу весов могут перетянуть избиратели второго тура или граждане, голосующие за границей.

Такие результаты опросов не способствуют и слишком рискованным действиям со стороны обоих штабов. Ситуация похожа на футбольный матч с равным счетом: чем ближе к серии пенальти после дополнительного времени, тем больше команды склонны не атаковать, а защищать достигнутый результат. Тшасковский отказался принять участие в дебатах с участием граждан, которые организовала общественная телекомпания TVP: он боялся, что она, будучи рупором ПиС, приготовит для него ловушку. В свою очередь, Дуда, опасаясь того же самого, отверг идею совместных дебатов, предложенную несколькими частными СМИ.

В результате последние дни прошли в значительной мере под знаком дебатов о дебатах: кто перед кем струсил, а кто плохо сформулировал приглашение. Это немного напоминает украинскую кампанию 2019 года, с той разницей, что в Киеве дебаты между Петром Порошенко и Владимиром Зеленским в конце концов произошли, да к тому же зрелищные, на стадионе, а в Польше, вероятнее всего, впервые в истории двое оставшихся в гонке соперников не сойдутся в поединке перед вторым туром.

Кажется, за последние дни Тшасковскому удалось перевести Дуду в оборону, в том числе из-за истории, описанной в газете Rzeczpospolita. В марте президент помиловал мужчину, осужденного за сексуальные домогательства к несовершеннолетней дочери и издевательства над семьей. В этой истории есть нюансы, ведь помилование заключалось не в освобождении из тюрьмы (преступник отбыл весь срок наказания), а лишь в отмене запрета приближаться к семье. К тому же об этом попросили сами потерпевшие (партнерша осужденного и их дочь, уже совершеннолетняя), а суд и прокуратура также выразили положительное мнение, сочтя, что мужчина ресоциализировался, избавился от алкоголизма, а его привязанность к семье является искренней.

Однако история была упрощена до уровня «Дуда помиловал педофила» (преступник остается в официальном реестре педофилов), что, с учетом накала эмоций вокруг темы насилия над детьми, затрудняет президентскому лагерю защиту. В лагере ПиС, который еще три месяца тому назад не без оснований верил в возможность победы уже в первом туре выборов, явно просматривается если не паника, то уж точно раздражение, на что оппозиция отвечает заметным усилением мобилизации. Последние дни кампании определят, удастся ли Дуде сохранить свой пост или же, по прошествии пяти лет, в Президентский дворец вернутся либералы.

Перевод Владимира Окуня

  • Facebook
  • Twitter
  • Telegram
  • VK

Михал Потоцкий

Журналист, руководитель отдела «Мнения» издания Dziennik Gazeta Prawna. Соавтор книг «Волки живут вне закона. Как Янукович проиграл Украину…