Празднование Свентоянской ночи в Польше. Фото: Лукаш Дейнарович / Forum

Собутка. Магия самой короткой ночи в Польше

  • Facebook
  • Twitter
  • Telegram
  • VK

Как поляки отмечали Свентоянскую ночь.

С каждым днем жара сильней,

Смолк в дубраве соловей.

Дым курится в поднебесье:

Жгут собутку в Чарнолесье. Перевод Святослава Свяцкого

Этими словами величайший польский поэт эпохи Возрождения Ян Кохановский, живший в XVI веке, начинает «Свентоянскую песню о Собутке». Уже тогда смешивались два обычая: католический праздник в честь святого Иоанна Крестителя (24 июня) и праславянский обряд Собутки (ночь летнего солнцестояния, c 20 на 21 июня). В итоге сохранился языческий характер этой необычной ночи, однако ее дата и самое распространенное название оказались связаны с христианским календарем.

Этот день отмечают во многих славянских странах; в России и Украине он носит название Иван Купала, в Беларуси — Купалле; в восточных регионах Польши также используется название Ночь Купалы, или Купалиноцка. Название «Собутки» распространено на юге страны; оно встречается в письменных источниках еще в XIII веке — так повелось потому, что на горе Сленжа в Силезии по давней дохристианской традиции в канун праздников разжигали обрядовые костры (собутки) — отсюда пошло второе название самой горы и праздника. Но чаще всего в Польше говорят «Свентоянская ночь» (т.е. Святого Яна).

Поскольку изначально Собутки отмечались в самую короткую ночь года, считается, что это ночь особой магической силы. Ее обычаи тесно связаны с культом воды и огня, двух очистительных стихий — одновременно и разрушительных, и животворящих.

Этот период — полная противоположность коротких предрождественских дней и долгих ночей. По древним поверьям, Сентоянская ночь опасна: во время нее злые силы пытаются захватить власть, а люди стараются им помешать. Священные костры разжигали для того, чтобы их свет отпугивал ведьм и злых духов, поэтому он должен быть виден издалека.

Чаще всего свентоянские огни зажигали рядом с селением у водоема, а если его не было — то на холмах, межах и полянах. Возле домов и на пахотных землях костры не разводили. Дрова собирали по дворам — по такому случаю хозяева не отказывались дать их в дар. Огонь разжигали девушки, раньше они при этом обычно опоясывались травами, в первую очередь полынью. Считалось, что она изгоняет из дома зло, действенна против чар и заклинаний, помогает от боли в пояснице и лечит от бесплодия. Купальский огонь, собственно собутка — необычный: он должен спалить зло, поэтому в костер добавляли сухие ветви с шипами, терновник, крапиву, чертополох и другие жгучие и колючие растения. В костер клали и старые метлы — считалось, что метла, долго выметая мусор и грязь, борется со злом.

Свентоянскую ночь принято было проводить в игрищах, петь, плясать и играть на музыкальных инструментах. Девушки пели собутковые (купальские) песни, поименно объединяя молодежь в пары. Они плясали вокруг костра, а самые смелые прыгали через огонь. Письменные источники и народная память сохранили рассказы о том, как пылали огни всю ночь в Вармии, на Мазурах и Поморье, как жгли гостры гурали в Подгале и Ораве, а в Силезии запускали самодельные фейерверки.

Ко второй стихии — воде — относились с большой осторожностью. Купаться в реке до 24 июня обычно считалось опасным. Говорили, что только после того, как святой Иоанн Креститель окрестит воду, утопленники уже не смогут навредить людям. Это верование, несомненно, имеет рациональное объяснение: в июне вода в реках слишком холодная, и у купальщика может свести ноги судорогой. Старая польская поговорка гласит: «на святого Яна вода согревается». Этот день важен был для рыбаков, сплавщиков и всех, чей род деятельности связан с водой.

К воде относится и обычай пускать венки, еще один непременный элемент свентоянской обрядности. По старой польской легенде, все девушки пускают в воду венки в память о легендарной «Ванде, не пожелавшей немца» Дочь основателя Кракова, князя Крака. Чтобы спасти свой народ и избежать нежеланного брака, Ванда, согласно легенде, утопилась в Висле — прим.авт. Венки, как считается, сопровождали княжну, когда она бросилась в реку. Девушки плели их из васильков и садовых цветов, а один всегда был из крапивы или чертополоха — он предназначался для парней, которые мутили воду и мешали пускать венки. Каждый венок — круглый, небольшой, диаметром около 10 см — привязывали льняной нитью к тонким дощечкам, а посредине ставили свечку. После этого венки пускали на воду и смотрели, как он ведут себя.

Если венок плыл быстро, это означало, что очень скоро девушка выйдет замуж за человека из дальних краев, если вращался по кругу — муж будет из родного села, а если остановился, свадьба окажется под вопросом. Если же венок утонул — оставаться ей в старых девах.

Пускание венков сопровождалось весельем. Например, парни вылавливали их, соревнуясь друг с другом, кто больше поймает. В некоторых регионах существовал обычай забрасывать венки на дерево. Гадание основывалось на том, зацепился венок за ветку или упал. Если упал, значит, в этом году девушка еще не выйдет замуж.

Со Свентоянской ночью связано еще и старинное поверье о цветущем папоротнике. Считалось, что найти цветок человеку мешают злые духи, потому-то никто никогда его не видел, а если даже и видел, то не осмелился об этом рассказать. Есть легенда про женщину, которая в такую ночь сорвала маленький голубой цветочек, распустившийся на лесном папоротнике, и спрятала в избе. И с того момента она обрела невиданную силу: научилась не только исцелять людей и животных, но и видеть будущее как на ладони. Теперь она знает о людях все, умеет наводить и снимать чары. Словом, эта женщина стала ведьмой.

За легендарным цветком папоротника, который дает могущество, богатство и счастье, отправляются в лес в одиночку, тайком. Недостаточно найти волшебный цветок: чтобы его сила стала служить человеку, ему надо уничтожить в себе все доброе. Ведь власть эта — нечеловеческая, и получить ее можно, лишь сделавшись нелюдем.

Еще в XIX веке считалось, что в Свентоянскую ночь по деревням рыскает множество ведьм. Чтобы их отогнать, на стенах и соломенных кровлях домов размещали ветви деревьев, лопух и полынь.

В некоторых подляшских селах еще не так давно обламывали ветви ольхи и втыкали их в стреху над входной дверью. «Яновой ольхе» приписывали целительную силу, ее использовали как средство от всяких болезней; листья вымачивали в теплой воде и прикладывали к больным местам.

С этим временем связаны и земледельческие приметы. В Подляшье считалось, что канун Купалы благоприятен для роста растений. В этот день обрабатывали горох, окапывали капусту, «чтобы лучше завязывалась в кочаны».

Кроме того, в этот день собирали травы — делали это обычно по росе, до восхода солнца: считалось, что такие травы — самые действенные. Собирали медвежье ушко, ромашку и мяту. Рецепты снадобий из таких трав до наших дней хранятся в домашних записях. От проблем с желудком применялись сушеные «яновы ягоды» — черника, собранная на в канун Свентоянской ночи. До этого дня собирать ягоды запрещалось, а «после ночи на Купалу ешь чернику до отвалу». В этот необычный день также предсказывали погоду на ближайший период: например, дождь предвещал долгое ненастье, препятствующее сенокосу.

Все это свидетельствует о том, что в былые времена день летнего солнцестояния был в Польше особым. Хотя церковные власти осуждали купальские обычаи за излишнюю вольность и языческое происхождение, сегодня они вновь возвращаются в виде веселых игр и гуляний, нередко организуемых местными властями или культурными учреждениями. Их обычно проводят не строго в сам канун дня св.Яна, а в ближайшие к нему выходные. В этом году празднование выпадает на 20 июня — как раз канун той самой короткой ночи, которую отмечали наши предки.

Перевод Елены Барзовой и Гаянэ Мурадян

  • Facebook
  • Twitter
  • Telegram
  • VK

Алиция Миронюк-Никольская

Уроженка Подлясья, этнограф, музейный работник с более чем 30-летним стажем, преподаватель. Исследует традиционную культуру польской деревни…