Счетчики электроэнергии. Фото: Даниэль Дмитриев / Forum

Скачок напряжения. Как меняются тарифы в Польше

  • Facebook
  • Twitter
  • Telegram
  • VK

Электричество в Польше дорожает, и этому много причин. Государство пыталось смягчить удар по кошельку потребителей, но в этом году тарифы приходится повышать. Рассказываем, сколько поляки платят за электроэнергию.

В последние годы цены на электроэнергию для домохозяйств колебались лишь незначительно. Сегодня средняя цена 1 кВт/ч для «среднестатистического Ковальского» составляет 0,617 злотых (0,14 евро), данные от 20 мая 2020 года — прим.авт. при условии, что продажей и распределением занимается одна и та же фирма — ведь в Польше даже владелец отдельной квартиры может свободно выбирать поставщика электроэнергии.

Так, согласно порталу cena-pradu.pl, больше всего за киловатт-час мы заплатим, пользуясь обеими услугами в гданьской компании Energa: 0,68 злотых, а меньше всего — став клиентом столичной фирмы innogy: 0,58 злотых. Это усредненные цены, а реальная стоимость киловатт-часа зависит от региона — то есть от того, как далеко от потребителя производится электроэнергия и насколько велико расстояние, на которое ее нужно транспортировать.

Конечно, цены эти не вполне рыночные: они фактически не дают прибыли производителям и поставщикам.

Однако частные лица, то есть 15 млн домохозяйств, не являются крупнейшим потребителем электроэнергии в Польше: отсутствие прибыли в этом сегменте энергетические компании возмещали для себя там, где цены давно свободные и рыночные, то есть в отраслях услуг и промышленности.

Но в 2018 году начался энергетический Армагеддон. Во-первых, на мировых рынках подорожал уголь, из которого в Польше по-прежнему производится более 70 % электроэнергии. Во-вторых, подскочила стоимость права на эмиссию углекислого газа, за которое нужно платить в рамках Схемы торговли выбросами Европейского союза (EU ETS). Все это привело к значительному росту прогнозируемых цен на электричество в 2019 году. Правительство вначале преуменьшало серьезность проблемы, окрестив публикации на эту тему «истерикой некоторых СМИ». Но оказалось, что беспокойство небеспочвенно.

Данные: Urząd Regulacji Energetyki

В декабре 2018 года был подготовлен «электрический закон», заморозивший цену электроэнергии за 2019 год для всех потребителей в стране на уровне середины 2018 года. Однако скоро выяснилось, что такие положения не согласуются с законодательством Евросоюза, поэтому документ несколько раз обновлялся. В результате был заморожен только тариф G, предназначенный для домохозяйств, а энергетикам отсутствие повышения цен компенсировало государство. С компаниями была уже более сложная бухгалтерская акробатика: компенсации предоставлялись не автоматически, а по заявке; параллельно появился закон о компенсациях для энергоемких отраслей промышленности. Но, тем не менее, прошедший год как-то удалось прожить без ущерба для потребителей. Вся эта операция обошлась государственному бюджету в несколько миллиардов злотых, при этом удалось избежать конфликта с Европейской Комиссией.

Однако проблема в том, что в 2019 году себестоимость производства электроэнергии продолжала расти, а «электрический закон» был принят лишь на 2019 год, так что осенью, в соответствии с графиком, энергетики подали в Управление по регулированию энергетики (УРЭ) соответствующие заявки на повышение тарифов G. Перетягивание каната длилось долго, ведь, по неофициальным данным, изначально производители электроэнергии требовали повышения цен на целых 40 %, что привело бы к удорожанию всего счета на 20 % (об этом чуть ниже). В конце концов остановились на повышении цен примерно на 10 %, то есть 10 злотых на каждые 100 злотых счета за электроэнергию.

Поляки вздрогнули, услышав в 2019 году о повышении цен электроэнергии на 20 %, потому что лишь немногие понимали, что это даст только 10 % прибавки ко всей сумме, которую они платят. Ведь счет за электроэнергию в Польше состоит из нескольких позиций:

  • абонентская или коммерческая плата (в частности, за снятие показаний счетчиков);
  • плата за транспортировку (предназначенную для модернизации и ремонта сетей);
  • сетевая оплата (в том числе за переходы между высоким, средним и низким напряжением и связанные с этим потери);
  • оплата за возобновляемые источники энергии (система поддержки для зеленой энергии);
  • плата за качество (т.е. за минимизацию перерывов в поставках);
  • переходная оплата (она заменила электростанциям расторгнутые долгосрочные контракты).

Эти платежи, некоторые из которых постоянные, а некоторые — переменные, составляют немногим более половины всего счета за электроэнергию в домохозяйстве и предназначены оператору распределительной системы. И только оставшаяся сумма, то есть менее половины, — это реально использованная электроэнергия, плата за которую попадет к компании-продавцу. Счета за электричество, в зависимости от вида договора с поставщиком услуг, оплачиваются раз в месяц либо раз в два месяца.

Компании Energa и Tauron подали в УРЭ заявки на новый тариф на весь 2020 год, тогда как PGE и Enea — только на три первых месяца этого года. Как мы выяснили, в марте четыре энергетические группы, контролируемые Министерством финансов, обратились к председателю УРЭ с просьбой об очередном повышении, и, хотя уже наступил июнь, решения по этому вопросу до сих пор не приняты. Это означает, что каждая фирма продает домохозяйствам электроэнергию по утвержденной ранее цене — более высокой, чем в 2019 году. А что насчет компенсаций?

Данные: Urząd Regulacji Energetyki

Министр государственных активов Яцек Сасин внесет изменения в документы относительно компенсаций для домохозяйств в течение ближайших дней. Его высказывание от 11 мая, процитированное информагентством ISB News, указывает на то, что правительство хочет компенсировать повышение тарифа G так, как предполагало сделать это до пандемии коронавируса. Это должно обойтись бюджету почти в 2,4 млрд злотых. На тему следующего года пока никто не говорил, но в нем — по крайней мере, на данный момент — не запланированы никакие выборы, как в 2019 (европейские и парламентские) и 2020 (президентские) годах. А ведь усилия правительства стоит рассматривать в контексте предвыборной кампании правящей партии.

«Предложение компенсировать рост цен на энергию с самого начала принесло больше вреда, чем пользы, — считает Юстына Пищатовская, главный редактор портала green-news.pl. — Для домохозяйств компенсации порядка нескольких злотых в месяц все равно радикально не помогут сэкономить на семейный бюджет. Зато для продавцов электроэнергии они стали огромной нагрузкой и внесли хаос в документацию».

А как насчет изменений в 2020 году?

«Достаточно сказать, что близится окончание первого полугодия, а у нас по-прежнему не только нет конкретного предложения относительно правил, но даже трудно сказать, будут ли вообще вводиться компенсации. Весь этот вопрос с самого начала был обусловлен стремлением сколотить политический капитал без учета последствий. В любом случае, в долгосрочной перспективе Польшу ожидает рост цен на энергию в силу зависимости от угля и необходимости инвестировать в новые источники электроэнергии. Деньги на это, в конечном счете, берутся либо у налогоплательщиков, либо у потребителей энергии. Так что вся идея компенсаций — это перекладывание денег из одного кармана в другой», — комментирует Пищатовская.

Возможно, выходом из ситуации могут стать рыночные цены для всех потребителей электроэнергии?

«Обязательство сделать свободными цены продажи электроэнергии для индивидуальных потребителей, то есть домохозяйств, во всех странах ЕС, включая Польшу, следует из директивы по вопросу общих принципов внутреннего рынка электроэнергии от июня 2019 года. Содержащиеся там правила необходимо имплементировать в национальное законодательство, что должно произойти до конца 2020 года, и тогда выяснится, по-прежнему ли в Польше останутся регулируемыми цены продажи электроэнергии для домохозяйств, и если да, то в какой степени», — говорит в интервью портау wnp.pl Павел Врубель, глава консалтинговой фирмы Gate Brussels, занимающейся энергетической и климатической политикой Евросоюза.

Частично цены для домохозяйств уже являются свободными. Варшавская компания innogy, на основании принятого несколько лет тому назад судебного решения, не согласовывает тарифы с УРЭ, а клиенты компаний, контролируемых Министерством финансов, могут даже не знать, что вышли из-под действия регулируемого тарифа. Такой выход происходит, например, в том случае, если они решили подписать договор с гарантированной на несколько лет ценой или с дополнительными услугами, скажем, сантехника, механика либо другого специалиста.

Перевод Владимира Окуня

  • Facebook
  • Twitter
  • Telegram
  • VK

Каролина Баца-Погожельская

Журналистка, горный инженер, выпускница Варшавского университета, соавтор четырех книг об угле, в том числе, «Черное золото. Войны за уголь…