Солдаты Красной армии и вермахта во время совместного парада в Бресте, 22 сентября 1939 года. Источник: Федеральный архив Германии / Wikimedia Deutschland
21 сентября 2019

Приказано забыть

  • Facebook
  • Twitter
  • Telegram
  • VK

Совместный парад Красной армии и вермахта в Бресте в 1939 году по-прежнему остается малоизвестным событием в истории города.

В первой половине 90-х эти документальные кадры часто мелькали на экранах телевизоров. По центральной улице Бреста, ныне носящей имя Ленина, ползут немецкие танки. Советские офицеры выстроились вдоль дороги и с некоторым напряжением смотрят на немецкую технику. На импровизированной трибуне стоят генерал Гейнц Гудериан и командир дивизии Семен Кривошеин. Они улыбаются, всячески демонстрируя свое взаимное расположение. Затем появляется советская техника. Ей машет руками немногочисленная публика, которая наблюдает за парадом из-за спин советских и немецких солдат. На флагштоке развевается нацистский флаг со свастикой.

Эта кинохроника представляет совместный парад вермахта и Красной армии в Бресте, который состоялся 22 сентября 1939 года.

Война на два фронта

17 сентября 1939 года Советский Союз напал на Польшу, которая на тот момент еще сражалась с нацистской Германией. Таким образом Москва решила занять территории, которые находились в ее сфере интересов и должны были отойти к СССР в соответствии с пактом Молотова-Риббентропа. В восточных областях Польши почти не было польской армии — все основные силы воевали с немцами. Отборным частям РККА противостояли только пограничные заставы Корпуса Охраны Приграничья, которые, естественно, не могли остановить многотысячную советскую армию. Она быстро продвигалась вперед, встречая только разрозненное сопротивление.

17 сентября 1939 года верховный главнокомандующий Польши, генерал Эдвард Рыдз-Смиглы, отдал приказ не вести военных действий против СССР (за исключением ситуаций, когда красноармейцы пытаются разоружить польских солдат). Польским военным предписывалось по возможности уходить за границу с тактической целью — перегруппировать войска в ожидании помощи западных стран.

Bundesarchiv Bild 101I-121-0011A-23, Polen, Siegesparade, Guderian, Kriwoschein (1) Совместный парад вермахта и Красной армии в Бресте, 22 сентября 1939 год. Источник: Федеральный архив Германии / Wikimedia Deutschland

Одновременно те части, которые сражались с немцами, получили приказ продолжать сопротивление. Это только усилило дезорганизацию польского тыла и облегчило Красной армии оккупацию польской территории.

Комбриг Кривошеив

Одним из танковых подразделений, которое 17 сентября перешло границу Польши, была 29 танковая бригада. 265 легких советских танков Т-26 были серьезной силой и быстро подавили сопротивление приграничных застав в районе Несвижа. Уже вечером советская бригада вошла в Барановичи. Спустя несколько часов комбриг Семен Кривошеин получил приказ выдвинуться в направлении Бреста и занять город.

К тому времени советское командование уже располагало сведениями, что в Бресте находятся немецкие военные части. И действительно, на подступах к городу танки Кривошеина встретили немецкую пехоту. Согласно тайным протоколам пакта Молотова-Риббентропа, граница между Германией и СССР должна была пройти по рекам Висла, Нарев и Сан. Однако позже стороны согласовали, что разделять сферы влияния будет Буг. Войдя в Брест, немцы слегка «перевыполнили план» и теперь должны были оставить город.

Генерал Гудериан не был энтузиастом передачи Бреста Советскому Союзу. За Брестскую крепость и за весь город он совсем недавно вел с польской армией кровопролитные бои, а теперь их плодами должен был воспользоваться кто-то другой. Тем не менее, указание германского командования было однозначно: немцы должны оставить Брест.

21 сентября в результате переговоров советскими и немецкими офицерами был разработан документ, детально описывающий процедуру вывода немецких войск из города. С немецкой стороны его подписал полковник Неринг, с советской — капитан Губанов. Этот документ предусматривал проведение совместного «торжественного марша войск».

Armia Czerwona, Wehrmacht 22.09.1939 wspólna parada Cовместный парад вермахта и Красной армии в Бресте, 22 сентября 1939 год. На трибуне (слева направо): генерал-лейтенант Мориц фон Викторин, генерал танковых войск Гейнц Гудериан и комбриг Семен Кривошеин. Источник: Федеральный архив Германии / Wikimedia Deutschland

В своих воспоминаниях, изданных в 1968 году (то есть, конечно, подцензурных), комбриг Семен Кривошеин утверждал, что идея парада полностью принадлежала немецкой стороне. По его словам, сам он даже пробовал выкручиваться, чтобы его избежать, поскольку отдавал себе отчет, что это для него компрометация. Однако Гудериан остался непреклонен, а советское командование не хотело осложнять отношения с союзниками.

Параду быть

Кривошеин действительно был в щекотливой ситуации. Еще недавно он как коммунист был участником войны в Испании, где ему пришлось сражаться в том числе и с гитлеровскими добровольцами, которые воевали на стороне Франко. Кроме того, он был евреем и знал, каково отношение нацистов к людям его национальности. Однако если у него и были какие-то сомнения относительно происходящего, то тогда, в 1939 году, он никаким образом их не продемонстрировал. Как и все советские командиры, Кривошеин в контактах с немецким командованием был вполне сердечен.

Все вопросы, оставшиеся неразрешенными в положениях министерства иностранных дел, были удовлетворительно для обеих сторон разрешены непосредственно с русскими. Мы смогли забрать все, кроме захваченных у поляков запасов, которые остались русским, поскольку их невозможно было эвакуировать за столь короткое время, — лаконично написал в своих послевоенных воспоминаниях Гудериан. По его словам, Кривошеин хорошо знал французский, что облегчило ему коммуникацию с немецким командованием.

22 сентября 1939 года, ровно в 14 часов в Бресте начался парад. По центральной улице города прошли сначала немецкие, а потом советские военные части.

Bundesarchiv Bild 101I-121-0012-30, Polen, deutsch-sowjetische Siegesparade, Panzer Советские танки и немецкие мотоциклисты во время парада, 22 сентября 1939 года. Источник: Федеральный архив Германии / Wikimedia Deutschland

Я и генерал Гудериан поднялись на невысокую трибуну. За пехотой пошла моторизованная артиллерия, потом танки. На бреющем полете пронеслось над трибуной десятка два самолетов, — писал в своих воспоминаниях Кривошеин.

С флагштока был торжественно снят немецкий флаг и водружено красное знамя. Немецкий оркестр сыграл гимн страны, а затем Интернационал, который в то время был гимном СССР. Своего оркестра у танковой бригады Кривошеина не было…

Брестская память

В советское время, по понятным причинам, о параде в Бресте не вспоминали. Сотрудничество с гитлеровской Германией, раздел Польши — все это были «белые пятна» истории. Кратковременный всплеск интереса к этой теме произошел в начале 90-х, однако с приходом к власти Александра Лукашенко в Беларусь быстро вернулись советские стандарты во всем — в том числе и в области исторической политики.

Поэтому сейчас, 80 лет спустя после совместного парада РККА и вермахта, в Бресте не любят вспоминать об этом постыдном эпизоде. Многолетнее замалчивание принесло свой эффект.

Я у нас в редакции провел простенький социологический опрос. Спрашиваю: что было в Бресте 22 сентября 1939 года? Сходу никто не ответил, а работают у нас журналисты рожденные в 1980-1990-е года. Думаю, что такой же результат будет и в среднем по городу — говорит главный редактор независимой «Брестской Газеты» Виктор Марчук.

Основной градообразующий миф здесь — это оборона Брестской крепости в июне 1941 года. Россия и Беларусь даже совместно сняли об этом (за государственные средства) художественный фильм с участием известных российских кинозвезд. Ежегодно 22 июня в Бресте проводятся торжественные мероприятия, посвященные началу Великой Отечественной войны. Поминание советских защитников Бресткой крепости — их важный элементом.

Оборона Брестской крепости — это первое, с чем ассоциируется наш город. Власти, идеологические службы активно это поддерживают, а советско-немецкий парад — это позорная страница, поэтому о нем если и вспоминают, то только старожилы, — говорит Марчук.

Великая отечественная вместо Второй мировой

В Бресте, как и во всей Беларуси, 1 сентября 1939 года — это малозаметная историческая дата. Президент Беларуси Александр Лукашенко не воспользовался приглашением президента Польши Анджея Дуды и не поехал 1 сентября в Варшаву, чтобы принять участие в торжествах по случаю 80-ой годовщины начала войны.

Когда начали говорить о том, что 1 сентября война началась, я подумал: что это – праздник? Что это за мероприятие! Беда случилась, катастрофа: фашисты начали войну против славян, — заявил Лукашенко и добавил, что Польше не стоит политизировать этот вопрос.

Такая позиция авторитарного лидера, который вот уже 25 лет бессменно руководит Беларусью, привела к тому, что именно эта страна едва ли не последней из всех бывших советских республик продолжает отчаянно держаться советской версии истории.

По сути, официальная беларусская историография повторяет главные тезисы советской. Именно поэтому, если мы спросим учеников беларусских школ, когда началась Вторая мировая война, то получим ответ: 22 июня 1941 года, когда немцы напали на СССР, — говорит известный историк Игорь Кузнецов.

В 1994 году Александр Лукашенко пришел к власти под лозунгом возрождения СССР, и 25 лет спустя Беларусь часто называют последней советской республикой. Памятники Ленину стоят во всех беларусских городах. Ежегодно новоявленные офицеры здешнего КГБ торжественно дают присягу на верность Беларуси в музее Феликса Дзержинского, военные чтят память советских командиров, которые погибли во время Великой Отечественной войны, а годы правления генерального секретаря КПСС Леонида Брежнева считаются «золотым веком» Беларуси.

В этих условиях нет никакой атмосферы для нового, свежего взгляда на историю, — считает Кузнецов.

  • Facebook
  • Twitter
  • Telegram
  • VK

Автор

Анджей Почобут

Журналист, член Союза поляков Беларуси, автор книги «Система Беларусь». Проживает в Гродно. Лауреат ряда престижных журналистских премий в…