Кадр из фильма «Тело Христово» (Corpus Christi). Источник: пресс-материалы
10 января 2020

Польское кино 2010-х: традиция и разнообразие

  • Facebook
  • Twitter
  • Telegram
  • VK

Главные тенденции прошедшего десятилетия.

В 1989 году Польша обрела независимость, но для польского кинематографа это стало переменой к худшему. Стабильная система государственного финансирования кинопроизводства, компенсирующая (в какой-то мере) неудобства неизбежной цензуры, рухнула вскоре после краха политического режима. Кинотеатры в девяностые годы также пришли в упадок, и немалая часть созданных в то время фильмов так и не вышла в прокат. Долгие годы ни одной польской киноленте не удавалось попасть в число претендентов на «Оскар» в номинации «художественный фильм». За достижения польских режиссеров тех лет во многом следует благодарить сопродюсеров из Франции или Германии. Выбраться из кризиса удалось только где-то к 2005 году, и только в минувшем десятилетии эти перемены в польском кинематографе принесли свои плоды. Этот период стала для него переломной также и по другим причинам.

Уход классиков

Период с 2010 по 2019 годы — это время, когда завершилась (хотя и неокончательно) эпоха великих мастеров, то есть тех, кто в 1954-1963 годах создали самобытную польскую школу кино. Двое классиков, Януш Маевский и Кшиштоф Занусси, все еще снимают, но они и дебютировали позже остальных, в середине шестидесятых. В 2011 году Ежи Гофман создает фильм «Варшавская битва 1920 года» и завершает творческую карьеру. Анджей Вайда — провидец, гений кино и величайший польский режиссер в истории — снимает ленты «Валенса. Человек из надежды» (2013) и «Послеобразы» (2016), полубиографический фильм о художнике Владиславе Стржеминском и его трагедии в сталинской Лодзи, где прошли студенческие годы самого режиссера. В том же 2016 году в возрасте 90 лет Вайда умирает.

Возвращение к историческому кино

Фильмы, снятые в последнее десятилетие, доказывают, что в Польше есть — и, полагаю, будет впредь — историческое кино. Доминантой по-прежнему остается Вторая мировая война (взять хотя бы «В темноте» (2011) Агнешки Холланд или «Волынь» (2013) Войцеха Смажовского), но все больше и больше послевоенной тематики, как в «Розе» (2012) того же Смажовского или в «Катаракте» (2016) Рышарда Бугайского.

Кроме того, все чаще выходит на первый план современная, посткоммунистическая история — примером тому может служить большой успех «Последней семьи» (2016) с Анджеем Северином, Александрой Конечной и Давидом Огродником в главных ролях. Это фильм-биография, посвященный художнику Здзиславу Бексиньскому и его сыну Томашу, известному радиоведущему.

Первый «Оскар» и Павел Павликовский

Если Войцех Смажовский олицетворяет собой новое польское кино, то Павел Павликовский, многие годы работавший за границей, — символ идеального продолжения классики. Два его черно-белых ностальгических фильма, «Ида» (2014) и «Холодная война» (2018), переносящие нас в Польшу пятидесятых–шестидесятых, стали мировыми хитами.

В 2015 году «Ида» принесла полякам «Оскара» за лучший художественный фильм на иностранном языке. Это был грандиозный международный успех польского кинематографа. В основе сюжета «Иды» — воспоминания о периоде оккупации, переживаемые героинями фильма в реалиях Польши эпохи Гомулки с ее идеологическими запретами и ограничениями в разных областях культуры.

«Холодная война» — мелодрама, основанная на биографии родителей самого режиссера. В этих режиссерских работах Павликовского присутствуют многочисленные реминисценции из «польской школы» — дань классической традиции. Так что, как видите, хоть старые мастера и уходят, но их влияние остается.

Разнообразие

Польский кинематограф последних лет — это и огромный успех фильма «След зверя» (2016) Агнешки Холланд (по книге «Веди свой плуг по костям умерших» Нобелевского лауреата Ольги Токарчук), и феномен «Женщин мафии» и «Ботокса» Патрика Веги — фильмов, возможно, несколько шаблонных и не имеющих большой художественной ценности, но зато привлекающих миллионы зрителей. Кроме того, стоит упомянуть романтические комедии, сериалы и экранизации театральных пьес.

И, конечно, важными остаются метафизические сюжеты. Вслед за Кшиштофом Занусси новые польские режиссеры затрагивают тему религии и религиозности. Самый яркий пример — фильм Яна Комасы «Тело Христово» (Corpus Christi). Это философский трактат о раскаявшемся преступнике, который притворяется священником и помогает измениться к лучшему жителям подкарпатской деревушки. Фильм был очень хорошо принят зрителями в Польше и заграницей и стал одним из фаворитов на получение «Оскара».

В новое десятилетие польский кинематограф вступает со стабильными источниками финансирования, режиссерскими и актерскими кадрами, а также высокопрофессиональным техническим персоналом. А в современном многообразии жанров не нашлось места, пожалуй, лишь политическому кино. Возможно, оно станет ответом на разногласия в польском обществе.

Перевод Елены Барзовой и Гаянэ Мурадян

  • Facebook
  • Twitter
  • Telegram
  • VK

Автор

Лукаш Ясина

Историк, киновед, публицист, аналитик и политический комментатор. Сотрудник Польского института международных дел. Соучредитель и…