Представители муфтията в Вильно: Якуб Романович, Якуб Шинкевич, Ибрагим Смайкевич. Конец 1920-х – начало 1930-х годов. Источник: Национальный цифровой архив Польши
02 октября 2020

Польские татары — меньшинство в меньшинстве

  • Facebook
  • Twitter
  • Telegram
  • VK

История и современность мусульман, проживающих на территории Польши со Средних веков.

Татары в современной Польше — это потомки выходцев из Средней Азии и Крыма. Прежде чем написать это предложение, я задумался. Сказать в нескольких словах, кто такие современные татары в историческом аспекте, — задача почти непосильная. Попробуем все же разобраться в этом.

Воины-иноверцы

Те, кого прежде называли литовскими татарами, говорили на старобелорусском языке, пользовались для письма арабским алфавитом, а службу несли в войсках польско-литовского государства. Но это относится только к тем, кто приехал в Литву добровольно, из-за междоусобных войн в Великой Орде в конце XIV–начале XV века. Хан Тохтамыш, претендовавший на власть, проиграл и воспользовался предложением великого князя Витовта поселиться со своими сторонниками в Литве, а в обмен на дворянство и землю — защищать границы от Москвы и тевтонских рыцарей (самым известным примером может служить Грюнвальдская битва). Другие группы татар — по-видимому, противники Тохтамыша, а следовательно, и Витовта — попали в Королевство в конце XIV века. Их судьба сложилась иначе: взятые в плен, они вынуждены были принять крещение и довольно быстро полонизировались.

Спустя двести лет после Грюнвальда Речь Посполитую Обоих Народов захлестнула сильнейшая волна Контрреформации. Нескольких татарок сожгли на кострах — якобы за колдовство, — а обезумевшая толпа во время церковного праздника разрушила мечеть в Тракае.

В Вильно современный Вильнюс распространялся антиисламский памфлет с типичным барочным названием «Алькоран, орден, или вера суеверной и безумной магометанской секты». Автор памфлета под псевдонимом Петр Чижевский — видимо, из приспешников Виленского капитула — называл ислам «грязной верой» и насмехался над татарами, призывая отнять у них все привилегии. Богатые татары скупали экземпляры «Алькорана» пачками и уничтожали, а ведь этот пасквиль выдержал целых три издания. В ответ на клевету, которая нанесла явный ущерб их имиджу, они издали «Апологию татар». XVII век стал периодом переоценки: часть татар под давлением католического большинства обратилась в христианство, многие же другие эмигрировали в Хотин — город на территории современной Украины, принадлежавший тогда Османской империи.

Когда в 1672 году разразилась очередная польско-турецкая война, вспыхнуло так называемое восстание татарских эскадронов: некоторые татарские военачальники со своими частями решили воспользоваться конфликтом для сведения счетов и перешли на сторону султана. Речь Посполитая уже тогда задерживала татарам жалованье за участие в многочисленных войнах династии Ваза. Шведский потоп вторжение шведов в Речь Посполитую в 1655−1660 годах в ходе Северной войны ощутимо ослабил государство и опустошил казну, а потому королевские чиновники, понимая, что конфликт с Турцией неизбежен, стали сулить татарам дополнительные привилегии. Как считает исследователь Станислав Крычиньский, это делалось не только из-за отсутствия денег, а еще и потому, что татары якобы должны отработать полученное от предыдущих правителей. Новый король Ян III Собеский быстро подавил восстание татарских эскадронов (кстати, он, еще будучи великим коронным гетманом, сражался с крымскими татарами, разорявшими юго-восточные земли Речи Посполитой). Ян Собеский объявил амнистию, уравнял в правах и привилегиях польское и татарское дворянство и к тому же дал татарам новые земли: в Малашевичах, Студзянке, Крушинянах, Бохониках и Драхле. Тем не менее, в результате восстания из Польши уехали около трех тысяч татар.

Новая эпоха и просвещение

Девятнадцатый век принес новые перемены. Несуществующая как государство Польша, промышленная революция, процессы модернизации — все это привело к тому, что татары (главным образом богатые, из числа элиты) начали отказываться от помещичьего образа жизни. Они поступали в университеты, переезжали в города, делали карьеру юристов и врачей. Для них важным центром стал Петербург. Подавляющее же большинство — татарская беднота — по-прежнему обрабатывали землю и дубили шкуры в глубинке близ Вильна.

В советско-польской войне участвовал 13-й Виленский уланский полк, сформированный полутора годами ранее. Полк носил имя Мустафы Ахматовича, наполеоновского солдата, героя Московской кампании 1812 года. Потомок Мустафы, Искандер Ахматович — блестящий разведчик — сыграл важную роль в обороне Плоцка от Красной армии.

В межвоенный период в Польше насчитывалось около шести тысяч татар — главным образом, земледельцы, возчики и кожевники. Они проживали в северных поветах Виленского воеводства и в восточных поветах Новогрудского.

В салонах появлялись братья Ольгерд и Леон Кричинские — авторитетные судьи и деятели татарских организаций. Уважением пользовались Александр Ахматович — школьный друг Юзефа Пилсудского, юрист и землевладелец, — а также доктор Якуб Шинкевич — ориенталист, получивший образование в Берлине и Лондоне и избранный в 1925 году муфтием Польской Республики. Резиденция муфтия — Вильно — стала столицей татар, хотя эта роль чуть было не перешла к Варшаве. Существовали планы строительства внушительной мечети почти в центре столицы, которым положила конец Вторая мировая война. Александр Сулькевич, один из самых доверенных соратников Юзефа Пилсудского, выдающийся подпольный деятель Польской социалистической партии, был признан национальным героем. Он погиб в 1916 году в бою у деревни Ситовичи, спасая раненого друга Адама Коца, впоследствии ставшего политиком.

Мечеть в Вильно. Конец 1920-х – начало 1930-х годов. Источник: Национальный цифровой архив Польши

С началом Второй мировой войны Якуб Шинкевич, муфтий Остланда, испугавшись приближения Красной армии, бежал из Вильно и в Польшу уже не вернулся. Он эмигрировал в Египет, а затем в США, где скончался в середине 1960-х годов. После войны органы безопасности пыталась этим воспользоваться для «разработки» татарской общины и обвинения ее в коллаборационизме, но никаких доказательств того, что татары носили немецкую форму, так и не обнаружили. Дело оказалось политическим вымыслом.

Как сохранить идентичность?

Важнейшим событием в новейшей истории татар стало перемещение границ Польши с востока на запад. Значительная часть татар, которые несколько веков жили в окрестностях Вильно, Новогрудка и на Лидской земле, предпочли, оставив свои дома, сохранить польское гражданство. Не все легко освоились на новых местах — в Гданьске, Вроцлаве, Гожуве, Щецине. Исключением стал Белосток, с 2004 года — резиденция муфтия Польской Республики Томаша Мишкевича. Что интересно — до 1939 года в городе проживало всего несколько татарских семей, сегодня же Белосток стал центром татарской общины в Польше. Этому способствовали и переезды татар с западных и северных земель в Подляское воеводство в 1960-70-е годы. Переселение во многом было обусловлено близостью мечетей и мусульманских кладбищ — мизаров (исторические татарские храмы и некрополи расположены в Бохониках и Крушинянах, татарских деревнях на территории Подлясья), а также наличием священнослужителей. Для религиозных татар это имело принципиальное значение. Татары, не столь приверженные исламу или вообще неверующие, чаще оставались на новых местах, ассимилируясь с нетатарским большинством. Кроме того, вторая половина двадцатого века — время, когда ритм жизни стала задавать работа в офисах и на предприятиях, город сменил деревню, а традиционные для татар профессии — извоз и дубление — исчезли полностью.

Татарское мусульманское кладбище 18 века в Бохониках. Фото: Бартош Панек

Власти Народной Польши не симпатизировали татарам, но и не преследовали их. Польские мусульмане лишились своего традиционного лидера, муфтия Шинкевича, а во главе Мусульманского религиозного союза (организации, созданной еще в 1936 году) стоял мирянин — председатель Высшей мусульманской коллегии, избираемый на пять лет. Татары страдали из-за отсутствия денег на ремонт мечетей, невозможности постройки новых — за исключением мечети в Гданьске, строительство которой началось в 1985 году, — и отсутствия возможности обучать имамов за рубежом. Во времена ПНР пресса писала о татарах доброжелательно, но стереотипно: «заходящее над Сокулкой Город в Подляском воеводстве, где традиционно проживают татары. солнце Востока», «татарское имя польской идентичности», «самые выдающиеся воины последних трех столетий».

Вызовом для татар — а сегодня в Польше себя причисляют у их числу около 1800 человек — стал приезд в страну мигрантов из мусульманских стран.

Ислам, сформированный в определенной степени литовскими, польскими и белорусскими обычаями, законсервированный в глуши Великого княжества Литовского, оказался непонятен для выходцев с Ближнего Востока и из Северной Африки. Татары столкнулись с насмешками: «Ваш ислам не настоящий, вы не знакомы с основами веры, не оканчивали религиозных школ!» Сегодня татары — меньшинство в меньшинстве, иначе говоря — меньшинство среди последователей ислама в Польше, где большинство сейчас составляют новообращенные и мигранты. О тенденции вытеснения старой общины новой свидетельствуют могилы на мусульманском кладбище в Варшаве — хоть оно традиционно и называется татарским, сейчас татарских имен здесь прибавляется совсем немного.

Перевод Елены Барзовой и Гаянэ Мурадян

  • Facebook
  • Twitter
  • Telegram
  • VK

Бартош Панек

Радиожурналист, репортер, по образованию политолог. Выпускник факультета международных отношений Варшавского университета; также учился в…