«Газпром». Петр Ковалев / Forum
03 апреля 2020

Победа над «Газпромом»

  • Facebook
  • Twitter
  • Telegram
  • VK

В последнее время российскому газовому гиганту не везет в Центрально-Восточной Европе. Сперва он потерпел неудачу в споре с украинским «Нафтогазом», а теперь проиграл PGNiG (Польская нефтяная и газовая компания). «Газпрому» придется заплатить польской компании около 1,5 млрд долларов.

Триумфальные настроения в Варшаве некоторые спешат назвать «русофобией». Таком образом российские СМИ часто описывают польскую энергетическую политику: «Поляки — русофобы, к тому же они прислуживают США, и поэтому не хотят дешевого российского газа, а вместо него покупают дорогой СПГ (сжиженный природный газ) из Америки».

Однако действительность, как это часто бывает, сложнее. Решение Арбитражного суда, которое польский PGNiG получил 30 марта 2020 года, проливает некоторый свет на политику «Газпрома» в Центрально-Восточной Европе.

Что решил Арбитражный суд?

Чтобы ответить на этот вопрос, нам придется сначала вернуться к истории пятилетней давности. Именно тогда польский PGNiG решил направить в шведский суд дело против «Газпрома».

Иск был связан с переговорами о цене на газ, который российский «Газпромом» продает польскому PGNiG на основании т.н. ямальского контракта (от Ямальского газопровода). В соответствии с этим документом, подписанным в 1996 году, стоимость газа, выплачиваемая поляками, определяется специальной формулой, которая привязана к цене на нефть. Нам не известна ни формула, ни сама цена — они являются коммерческой тайной.

Однако со времени подписания договора ситуация на газовом рынке сильно изменилась. Прежде всего, цена нефти начала расти, тогда как сланцевая революция в США привела к снижению цен газа на европейском рынке. В результате оказалось, что, например, Германия платит за газ, поступавший через Польшу (и «Северный поток»), меньше, чем находящаяся ближе Польша.

Но долгое время у Варшавы не было выбора. Польский газ обеспечивал около четверти потребления в стране; остальное почти полностью шло из России — других источников поставок не было. Поэтому было принято решение о строительстве терминала СПГ в Свиноуйсьце, а также газопровода, ведущего из Норвегии — Baltic Pipe. Первая партия СПГ из Катара поступила в Польшу в 2015 году.

В ноябре 2014 года PGNiG решил пересмотреть цену газа, записанную в контракте с «Газпромом». Условия договора предусматривали такую возможность, а аргументы польской стороны были очевидными: рыночная ситуация изменилась, и оказывалось, что польская компания платит намного больше средней цены в Европе.

«Газпромом», однако, не был склонен к переговорам (что, впрочем, никого не удивляло). Это и заставило PGNiG прибегнуть к мере, предусмотренной договором — направить дело в Арбитражный суд в Стокгольме. Пункт о возможности принятия решения независимым судом обычен для контрактов такого рода. Стороны изначально выбирают конкретный суд, в который можно направить дело, если двусторонние переговоры не приводят к результату.

Решение было однозначным — шведские судьи признали правоту PGNiG, установив, что польская компания платила завышенную стоимость. Решением суда ценовую формулу изменили, в большей степени привязав ее к рыночным ценам на газ (хотя подробностей мы по-прежнему не знаем).

Интересно, что эта формула должна вступить в силу задним числом, с 1 ноября 2014 года, то есть с того момента, когда PGNiG обратился к «Газпрому» по поводу пересмотра цены. Что это означает на практике? «Газпром» должен будет вернуть польской компании полную сумму переплаты — около 1,5 млрд долларов. Это почти в пять раз больше прибыли PGNiG в 2019 году. Компания хочет использовать эти деньги для инвестиций в проекты, связанные с добычей газа и обновляемыми источниками энергии.

Что будет дальше?

Это не первый раз, когда «Газпром» проигрывает в Арбитражном суде. До сих пор самым громким делом было присуждение 2,6 млрд долларов в пользу украинского «Нафтогаза» 31 мая 2017 года. Дело было аналогичным — оно касалось ценовой формулы, которая не соответствовала рыночным условиям, а также пункта take-or-pay («бери или плати»), обязывавшего «Нафтогаз» закупать определенный объем газа независимо от того, нужен он Украине или нет. Подобный же пункт был включен в ямальский контракт с Польшей.

Несмотря на растущие проценты, «Газпром» вначале не спешил с выплатой «Нафтогазу» присужденной суммы. Российский монополист пытался заставить украинскую компанию отказаться от претензий взамен за продление транзитного договора, хотя эти два контракта были абсолютно не связаны между собой. Только благодаря тому, что в ходе переговоров Украину поддержала Европейская комиссия, удалось подписать договор о транзите без уступок со стороны Киева.

В итоге «Газпром» решил выплатить требуемую сумму — 3 млрд долларов, включая проценты. К этому его склонило замораживание иностранных активов в счет долга: Украина обращалась в суды по всему миру, чтобы те замораживали средства «Газпрома» в связи с постановлением Арбитражного суда. Поскольку решение было правомочным, все суды поддерживали эти обращения.

В Польше никто не питает иллюзий, что «Газпром» выплатит деньги сразу. Он, без сомнения, будет оспаривать вердикт в апелляционном суде в Швеции, как это было в случае спора с «Нафтогазом». Тогда PGNiG также вынужден будет потребовать замораживания активов «Газпрома» за границей. В конце концов российской компании все же придется заплатить — сейчас у «Газпрома» нет возможности оказать политическое давление на Польшу. Почему же?

Уроки для региона

Ответ мы найдем на Балтике. Именно там расположен терминал СПГ, благодаря которому Польша может теперь импортировать газ более чем из одного источника. Там же находится конечная точка газопровода Baltic Pipe из Норвегии, по которому газ пойдет в октябре 2022 года. Именно поэтому 15 ноября 2019 года PGNiG передал «Газпрому» заявление о намерении не пролонгировать ямальский контракт, который действует до конца 2022 года. Совпадение дат со сроком сдачи в эксплуатацию Baltic Pipe не случайно, и причина такого решения кроется, конечно, не в русофобии.

Вердикт Арбитражного суда и размер подтвержденной переплаты показал, наконец, насколько дорогим для Польши был российский газ. Прежде у польского PGNiG выхода не было — «Газпром» являлся монополистом поставок в Польшу. Теперь положение дел изменилось, и российское предложение оказалось просто непривлекательным. В пятилетней перспективе оно на 1,5 млрд долларов менее выгодно, чем предложение рынка. А следует напомнить, что эта сумма в пять раз превышает годовую прибыль PGNiG.

Российского гиганта, поддерживаемого государством, трудно переубедить путем политической дискуссии. Прекрасный пример этому — многолетние газовые баталии между Москвой и Киевом, которые уже не раз заканчивались для Украины и Европейского Союза перекрытием газового вентиля. Однако у российских энергетических компаний можно выиграть юридическим путем, через Стокгольмский арбитраж. Это мирный, гораздо менее затратный, и прежде всего — эффективный способ.

Многие пытаются убедить нас, что мы живем во времена «концерта великих держав», как в XIX веке, то есть в такой геополитической реальности, когда международное право и организации ничего не значат, а таким государствам, как Польша или Украина, только и остается, что выбрать один из «полюсов» — Россию либо США.

И все же это не так. Именно международное право может помочь покупателям российского газа бороться за свои права. Теперь успешный опыт такого рода есть и у Польши.

Перевод Владимира Окуня

  • Facebook
  • Twitter
  • Telegram
  • VK

Мацей Заневич

Аналитик программы «Восточная Европа» Польского института международных дел. В прошлом редактор польского портала Energetyka24.com…