Петр Марков. Источник: личный архив Ивана Безденежных
08 мая 2020

На могилу деда. История внука советского солдата

  • Facebook
  • Twitter
  • Telegram
  • VK

В России нередко говорят о том, что в Польше не чтят память погибших советских солдат и плохо относятся к русским. Так ли это? Москвич Иван Безденежных рассказывает о том, как в 2017 году поехал на мемориальное кладбище в город Казимеж-Дольны, чтобы увидеть могилу своего двоюродного деда.

Через польскую землю в 1944 и 1945 годах прошли миллионы советских солдат; полмиллиона осталось там навсегда. И хотя история наших стран была сложной и сейчас о ней ведутся споры, остается личная семейная история и память о том, какой ценой далась победа.

В числе погибших в Польше в конце войны был и мой родственник. Несколько лет назад я решил поехать на его могилу и убедился, как важно отбросить страхи и идеологические предубеждения, которые для многих связаны с этой страной. Память о павших не имеет границ и неподвластна предрассудкам.

Дед Петр и его гибель

Мой двоюродный дед, Петр Иванович Марков, родился в 1924 году в селе Марковка Оренбургской области, в семье потомственных ямщиков. Ходил в школу, что в те времена случалось не всегда, очень любил читать, и часто по этой причине отлынивал от работы по хозяйству.

В 1930-е годы его семья была раскулачена и сослана в Сибирь. В 1941 году, еще до войны, Петр поступил в фабрично-заводское училище при знаменитом Тульском оружейном заводе. Зимой 1941 года, когда нацисты осадили Тулу, завод эвакуировали, но дед Петр в это время лежал в больнице. Так он потерял бронь от мобилизации и вскоре был призван в Красную армию.

В это время его мама Марфа была призвана работать на железную дорогу. Она хорошо шила и записалась в артель, которая шила шинели для фронта. Как гласит семейная легенда, в 1942 году, когда эшелон с Петром проезжал станцию, бабушка Марфа просилась повидаться с сыном, а ее не отпустили. Это была для нее страшная психологическая травма до конца жизни.

Петр был связистом и отличился на Сандомирском плацдарме при форсировании Вислы Красной армией. Там же он и погиб в ночь на 5 августа 1944 года. В наградном приказе написано так: «Боец Марков под сильным пулеметным и минометным огнем противника проявил смекалку, обнаружил поврежденную лодку и погрузил оборудование на нее. Во время переправы лодка стала тонуть, а противник направил на нее огонь. Вплавь и толкая лодку, боец Марков первым из солдат дивизии смог установить проводную связь с левым берегом Вислы. 5 августа 1944, находясь на боевом посту, рядовой Марков погиб во время артиллерийского обстрела».

В поисках могилы

В 1976 году моя двоюродная бабушка, родная сестра Петра Маркова, написала официальный запрос командиру части, в которой он служил. В ответном письме командир ответил, что рядовой Марков похоронен на советском воинском кладбище в городе Казимеж-Дольны Люблинского воеводства в братской могиле номер 147. После этого долгое время никто в семье не занимался этой темой.

19366542 1570779046288654 5186065913298012312 n Ответное письмо от командира части. Источник: личный архив Ивана Безденежных

Когда же я взялся за изучение архивов, то узнал, что дед погиб под городом Аннополь и был похоронен прямо на месте боя. Однако в конце 1940-х годов в Польше была проведена огромная работа по перезахоронению советских воинов на мемориальные кладбища.

Поскольку дед был награжден медалью «За отвагу» и (посмертно) орденом Отечественной войны второй степени, то детальная информация о нем оказалась на сайте «Подвиг народа». На другом сайте, «Память народа» (оба они созданы российским Министерством обороны) нашлась информация о кладбище в Казимеже-Дольны: оно очень хорошо документировано и описано. (Если вы ищите информацию о погибшем в Польше родственнике, можно еще отправить запрос в военно-мемориальную службу Армии России или Войска Польского, а чем-то может помочь и польский Красный крест).

Весной 2017 года, после смерти моей двоюродной бабушки, ее дочь нашла документы и личные письма, касающиеся деда Петра, и передала моему отцу и мне.

Весной того же года нас пригласили на свадьбу в Польшу, в Лодзь, к подруге моей жены. Мы решили совместить два дела: свадьбу и установку мемориальной таблички на могиле деда. Мой брат договорился с мастерами-металлистами, и они изготовили мемориальную табличку из латуни. На ней мы сделали надпись на двух языках: на русском и на польском. Ювелир-гравер отказался брать деньги за работу.

До этой поездки я был в Польше только проездом, моя жена бывала не раз. Наши родственники опасались, что нас могут не так понять, ведь тема памяти советских солдат, к сожалению, в последнее время идеологизирована. «Вас же там побьют, вы чего, зачем?» — говорила мама моей жены (сама она, кстати, этническая полька).

Сразу скажу, что ничто из опасений не оправдалось: все поляки, которым мы рассказывали нашу историю или с которыми просто сталкивались на улицах, были крайне дружелюбны и только что не кормили бесплатно.

В Польше

Начали мы путешествие с Лодзи: провели там три дня на свадьбе и, надо сказать, чуть не умерли: традиционная польская свадьба — нелегкое испытание для здоровья. А уже после этого отправились в Казимеж-Дольны, на могилу двоюродного деда.

Заранее мы ничего не планировали: решили, что как-нибудь разберемся на месте. Оказалось, даже разбираться не надо, нет никаких проблем: мы обратились в местную администрацию, где нам без промедлений вызвали такси на кладбище.

Приятно удивило, что кладбище советских воинов — в идеальном порядке и очень ухоженное. На нем сохранены все мемориальные таблички времен Польской Народной Республики, а уже в наше время на кладбище были захоронены бойцы Армии Крайовой.

forum-0428411070 Мемориальные таблички времен Польской Народной Республики. Источник: личный архив Ивана Безденежных

Правда, стоит отметить, что мы были там вскоре после Дня победы, и, возможно, на кладбище провели генеральную уборку. Кроме того, мы и не думали, что так много потомков советских воинов приезжает туда и обозначает на братских могилах, где именно похоронены их предки.

Эта поездка оказалась для меня очень важной. Конечно, я не могу сердечно любить человека, которого ни разу не видел и который погиб за 40 лет до моего рождения, и все же, сидя рядом с могилой деда, я не мог сдержать слез.

13221321 Иван Безденежных возле могилы двоюродного деда. Источник: личный архив Ивана Безденежных

Сам Казимеж-Дольны — маленький и очень уютный. Мы сходили в местный краеведческий музей, съездили на экскурсию по городу, посетили местное еврейское кладбище.

Поляки показались нам очень открытыми, но близко с кем-то подружиться помешал, наверное, языковой барьер. Самое запомнившееся знакомство — майор польских ВВС, который жил в нашем пансионе и прекрасно говорил по-русски. Мы немного пообщались с ним утром за кофе и узнали, что его отец тоже воевал, но детального разговора не случилось. Нам показалось, тема войны для поляков очень интимная…

P.S. Неожиданная находка

Почти три года спустя моя жена, разбирая фотоархив из поездки, наткнулась на фото, которое сделала на кладбище в Казимеже-Дольны и на которое раньше не обратила внимания.

На фото было объявление, написанное сыном советского военного, погибшего в этих местах. Он просил родственников захороненных, посещающих кладбище, связаться с ним. Мы написали этому человеку и теперь поддерживаем с ним связь; он уже очень пожилой, поэтому переписку ведем по старинке бумажными письмами и несколько раз созванивались.

Хотя мой дед и отец нашего товарища по переписке и не служили вместе, оказалось, что через село в Житомирской области Украины, где жила его семья, проходила часть, в которой служил Петр Марков. Так вот причудливо тасует людей история: наши родственники могли пересечься под Житомиром, а мы узнали об этом благодаря записке, оставленной на кладбище в Польше.

  • Facebook
  • Twitter
  • Telegram
  • VK