Кадр из фильма «Ва-банк». Источник: пресс-материалы

Крылатые фразы из польского кино. Часть 2

  • Facebook
  • Twitter
  • Telegram
  • VK

Мы продолжаем рассказывать о фразах, которые прочно вошли в культуру и речь поляков и понятны каждому. На этот раз представляем бессмертные цитаты из картин Юлиуша Махульского.

Недавно мы уже вспоминали фильмы Станислава Бареи, а на этот раз обратимся к работам другого режиссера, крылатые фразочки из которых поляки активно используют в самых разных ситуациях. Это, конечно, знаменитый Юлиуш Махульский.

Киноленты «Ва-банк» (1981) и «Ва-банк 2, или Ответный удар» (1984) — дебют Махульского-сценариста. Мы попадаем в Варшаву 30-х годов; знаменитый «медвежатник» выходит из тюрьмы и планирует месть владельцу банка, из-за которого попал за решетку. Во второй части они меняются ролями. Помимо лихо закрученного сюжета и музыки Хенрика Кузьняка, «Ва-банк» (особенно второй фильм) знаменит цитатами.

«Я была с собачкой или без собачки?» (Ja byłam z pieskiem czy bez pieska?) — спрашивает героиня Беаты Тышкевич на выходе из тюрьмы, где навещала заключенного. Этой болтовней она отвлекает внимание охранника. Мы говорим так в шутку, например, проверяя, не забыли ли что-нибудь.

Шепелявый владелец мастерской по изготовлению декораций помогает подготовить мистификацию века, уверяя, что все сделает к сроку, и одновременно говорит: «Ну и работка, соб мне лопнуть» (Kruca bomba mało casu — дословно он хочет сказать что-то вроде «елки-палки, мало времени»). И мы тоже произносим эту фразу, когда времени в обрез, а успеть нужно.

«Пардон, друзья, приношу свои извинения» (Pardon wszystkich państwa, pardonsik, pardonsik), — такими словами обращается к присутствующим герой, который неожиданно ворвался на съемочную площадку и испортил кадр. Подобным образом мы просим прощения в самых разнообразных ситуациях, как правило, когда прерываем собрание или беседу большой группы людей.

Есть во втором фильме и такой диалог:

— Раз уж я на свободе, то предпочитаю обращаться друг к другу на «вы».
— Желание клиента — закон.
Мы употребляем только выражение «желание клиента — закон» (Nasz klient — nasz per pan). Когда клиент ругается, привередничает и т. д., эти слова означают, что ничего не поделаешь: он платит, значит надо отвечать его требованиям.

Ухо от селедки — это выражение, строго говоря, впервые появилось раньше фильма: еще в 60-е годы вышла книга для подростков писательницы Ханны Ожоговской под таким названием. Однако благодаря «Ва-банку» эта фраза стала намного более популярной: мы говорим так, когда не доверяем чьим-то словам, уверены, что нас хотят провести. Для убедительности можно еще, вслед за героем, потереть себе мочку уха. В фильме этот жест сам по себе становится намеком: «даже не думай, я тебя раскусил, ничего из этого не выйдет».

В фильме «Кингсайз» (1987) показана Шкафландия, страна гномов. Существует эликсир, с помощью которого можно принять размеры нормального человека, но население Шкафландии не должно о нем узнать. Иногда кто-то обнаруживает его существование, и тогда начинаются приключения.

Мы часто с иронией употребляем одну фразу, которую в этом фильме говорит ребенку мама: «Не пинай дядю, вспотеешь» (Nie kop pana, bo się spocisz).

В фильмах «Киллер» (1997) и «Киллер 2» (1999) таксиста по фамилии Киллер случайно принимают за серийного убийцу с такой кличкой. Его арест влечет за собой череду происшествий в духе комедии положений — мы попадаем в бандитский мир, правда, совершенно не страшный. Киноленты подарили полякам множество летучих фраз.

«Аквариум, я — Рыба» (Tu Ryba, wzywam cię, Akwarium), — так комиссар пытается связаться с комиссариатом из полицейской машины. Мы используем эту цитату, когда звоним по телефону, когда ищем кого-то, входя в комнату и т. д.

В другой сцене жена непомерно богатого преступника получает триста долларов после того, как жалуется, что у нее нет ни гроша. Но эта сумма для нее смехотворна: «Что я себе на это куплю? Пачку ваты?» (Co ja sobie za to kupię, waciki?) — говорит она. Мы повторяем это с иронией в разных ситуациях, обычно, впрочем, не получая трехсот долларов.

Ну а когда нам кто-то докучает сильным шумом, можно процитировать фразу, которую в фильме говорит мафиози своей жене, держащей в руках фен: Уйди отсюда со своим ураганом (Idź mie z tą wichurą).

Во втором фильме есть сцена, где герои встречают иностранного гостя, но тот довольно эксцентричен и решает высадиться из самолета с парашютом. Встречающим кажется, что он разбился, что означает крах их планов. «Приземлился через жопу. И гениальный план — тоже в жопу» (No i w pizdu wylądował. I cały misterny plan też w pizdu), — сокрушаются они. Сегодня мы так говорим, когда проваливается какой-то замечательный план, когда одна мелочь портит все и т. д.

«У меня тут дом, а не книжный магазин!» (в оригинале используется название конкретной сети книжных: Co oni mnie tu Empik z domu robią? — дословно «Что они мне тут превращают дом в Empik?») — так говорит мафиози, услышав, что его гость читает стихи. Мы используем это выражение при «переизбытке» культуры — конечно, в шутку.

В другой сцене помощник мафиози думает, что перехитрил шефа и, угрожая ему оружием, говорит: «Узкий — крутой, и его мафия — крутая» (Wąski jest debeściak i jego mafia też jest debeściak), — ожидая такой же похвалы. Мы часто произносим эти слова как ироничный комплимент себе или кому-то другому.

«Узкий, тебе случайно потолок на голову не упал?» (Czy tobie czasem, Wąski, sufit na łeb się nie spadł?) — еще одна излюбленная фраза про того же персонажа. Это риторический вопрос, не сошел ли кто-то с ума, ведя себя слишком самоуверенно.

Что там в вашем королевстве, господин президент? (To co tam u pana w państwie, panie prezydencie?) — спрашивают журналисты, у которых сорвалось запланированное интервью со звездой. Это такой вопрос ни о чем, чтобы только что-то сказать, отделаться: иногда мы так говорим, когда нужно вести светскую беседу, а сказать нечего.

Один из самых знаменитых фильмов Махульского — «Секс-миссия» (в советском прокате он вышел под названием «Новые амазонки»). Герои этой фантастической комедии, Макс и Альберт, в 1991 году подвергают себя заморозке (гибернации) и просыпаются в тоталитарном мире без мужчин. Женщины считают героев врагами и убеждают, что мир всегда был только женским.

Мы часто повторяем, например, фразу «Коперник была женщиной!» (Kopernik była kobietą!), чтобы иронично подчеркнуть превосходство женщин, или «Женщина меня бьет» (Kobieta mnie bije) — например, в ситуации, когда в споре с мужчиной женщина оказалась права.

А когда кругом темно, можно тоже процитировать фильм: Темнота, я вижу темноту, я вижу темноту (Ciemność, widzę ciemność, ciemność widzę).

Курс на восток! Там должна быть какая-то цивилизация (Kierunek wschód! Tam musi być jakaś cywilizacja) — так мы говорим, указывая направление пути.

Продолжение следует

Перевод Ольги Чеховой

  • Facebook
  • Twitter
  • Telegram
  • VK

Автор

Катажина Пилярская

Более 9 лет была корреспонденткой и ведущей программ на Polskie Radio. Как ведущая цикла передач «Хроника рождения "Солидарности"» стала…