Шахтеры возле мобильного пункта, в котором проводят тесты на коронавирус, Катовице. Фото: Аркадиуш Лаврывянец / Forum

Коронавирус ударил по шахтерам

  • Facebook
  • Twitter
  • Telegram
  • VK

Польское правительство опиралось на ошибочные данные о возможных последствиях пандемии для шахтеров. В итоге работу несколько шахт пришлось остановить, а больше трех тысяч горняков Верхней Силезии оказались заражены коронавирусом. На отрасль и региональные власти вылилась волна хейта.

В Польше — около 20 каменноугольных шахт, в основном они принадлежат государству. Всего там работает 82,5 тысячи человек, подавляющее большинство из которых — в Верхней Силезии (кроме него шахты есть в Люблинском и Малопольском воеводствах, по 5 тысяч человек в каждом). Из каменного и бурого угля производится свыше 70 % электроэнергии в Польше, а по объемам добычи страна занимает второе в Европе место после России.

Во второй половине апреля оказалось, что именно шахты Верхней Силезии стали главным эпицентром эпидемии коронавируса в стране.

Никаких процедур не было, а все ограничения для горнодобывающей промышленности придумывались на ходу и писались на коленке. Они не сработали. Никто не владел ситуацией. Всерьез бороться с вирусом начали тогда, когда было уже поздно. Это все равно, что махать кулаками после драки, — говорит нам Патрик Коселя, представитель профсоюза «Август '80». – Правительство умывает руки, снимая с себя ответственность за свирепствующий в шахтах вирус. Вину перекладывают на нас. А ведь 17 марта именно полномочный представитель правительства по угледобывающей промышленности Адам Гавенда, основываясь на исследовании, выполненном Главным институтом горнодобывающей промышленности (GIG), сказал, что шахтеров вирус не коснется. За это исследование заплатила Ястшембская угольная компания. Результат? Гавенды нет, а коронавирус есть и бьет рекорды, — добавляет он.

Заместитель министра государственных активов Адам Гавенда был снят с должности в конце марта. Это он в начале года согласовывал в Польской горнодобывающей группе (PGG) повышение заработной платы (остановились на 6 %), которую теперь, по причине коронакризиса, приходится снижать на 20 %, дополнительно вводя один день т.н. простоя (шахтер работает в неделю четыре дня вместо пяти). Пока в PGG удалось достичь такого соглашения на месяц.

В чем проблема с отчетом GIG? Документ опубликовал в своем блоге журналист Томаш Шимборский. «Возможность заражения работника, трудящегося под землей, на любом горнодобывающем предприятии, не больше, чем у работника, находящегося на поверхности и трудящихся в других отраслях», — так писали эксперты.

Исследование делалось в середине марта, тогда в шахтах ввели только измерение температуры и средства дезинфекции. Лишь в середине апреля, после выявления «нулевого шахтера», то есть первого с положительным результатом теста на коронавирус, начали принимать — но все равно очень постепенно — последующие меры. Теперь в клети — шахтном лифте, отвозящем людей вниз — горняки должны стоять в масках спиной друг к другу, душевые дезинфицируются, одна смена не должна пересекаться с другой (раньше это делалось, скорее, внахлест).

Но, вопреки прогнозу GIG, вирус распространялся в шахтах очень быстро, пусть и в мягкой либо бессимптомной форме. В какой-то момент даже министр здравоохранения Лукаш Шумовский заявил, что если бы не Силезия, то можно было бы объявить об окончании эпидемии. В настоящее время именно в этом регионе самое большое в стране число заболевших, а значительное большинство из них — шахтеры и их семьи. Уже примерно через месяц после появления первого зараженного шахтера их число достигло 3058 человек (по состоянию на 20 мая). Стремительный рост заболеваемости заметен и в статистике по отдельным шахтам.

Начиная с конца апреля пришлось остановить добычу в пяти шахтах, где было больше всего заболевших горняков. Это «Мурцки-Сташиц», «Сосница» и «Янковице» (часть объединенной шахты ROW) в Польской горнодобывающей группе, «Пнювек» в Ястшембской угольной компании, а также «Бобрек» в компании Węglokoks. На второй неделе мая в шахтах началось массовое тестирование, но горняки жаловались на страшную неорганизованность: то они вообще не получали своих результатов, то ждали их больше недели (теоретически результат скрининговых тестов должен быть готов через 48 часов), то после тестирования в шахте, давшего положительный результат, частное обследование показывало отрицательный. Некоторые из шахт, где была приостановлена работа, уже запускаются снова, но, по мере проведения массового тестирования, под угрозой закрытия оказываются новые.

Вскоре оказалось, что необходимо закрыть и окружную горноспасательную станцию в Забже: у 5 из 13 дежурных спасателей из шахты «Мурцки-Сташиц» был выявлен коронавирус, а спасатели из «Бобрека», которые должны их сменить, также больны. Кстати говоря, в приграничных районах соседней Чехии также возникла проблема с массовыми заражениями в шахтах — там тестирование горняков в массовом масштабе началось только в середине мая и, похоже, результаты будут не более обнадеживающими, чем в Польше.

Коронавирус в шахтах обнажил полное отсутствие представления о том, как вообще должна развиваться польская угольная отрасль, и не исключено, что этот кризис ускорит закрытие некоторых нерентабельных предприятий — об этом говорят сегодня и сами шахтеры. Среди них появились слухи, что власть, отправляя заболевших и тех, кто с ними контактировал, на карантин, хочет сорвать манифестацию, которая должна была пройти в Варшаве 16 мая. Акция, посвященная трудностям в связи с эпидемией и проблемам отрасли в целом, в конце концов была отменена.

Не обошлось и без хейта. Те же люди, которые в начале пандемии аплодировали медикам, потом начинали изливать на них ненависть. Такому же хейту стали подвергаться шахтеры и их семьи. Были случаи, когда жен горняков не пускали на работу без справки, что у них отрицательные результаты тестов.

Тогда медики и шахтеры начали действовать сообща. 17 мая в Катовице «Август '80» и Центральная клиническая больница Министерства внутренних дел и администрации объявили о начале акции, которая, как они надеются, успокоит общество. Речь идет о том, чтобы плазмой вылеченных от коронавируса шахтеров спасать самых тяжелых больных COVID-19.

Мы уверены, что совместные действия в этой ситуации могут принести немало пользы. Наша клиника во время пандемии получила большую поддержку, как от правительства, так и от всего общества. Мы не намерены присвоить ее себе. Мы — весьма известная больница, в том числе и в СМИ, у нас работают выдающиеся специалисты с многолетним опытом. Перед лицом столь сложной ситуации мы чувствуем себя обязанными нести это добро дальше, мы хотим помогать, — говорит нам Ивона Солтыс, представитель клиники. — Шахтерское сообщество в очередной раз показало, что на него можно положиться. Горняки из шахты «Мурцки-Сташиц» сами предложили сдавать свою плазму для помощи другим людям. Это благородный жест в ситуации, когда этот регион Польши сильнее всех охвачен пандемией и многие остались без работы и средств к существованию. Мы, медики, хотим противостоять хейту в отношении шахтеров, осуществлять прием плазмы и обследование горняков, особенно подверженных всевозможным легочным заболеваниям. «Силезия — Варшава, общее дело!» — добавляет она, напоминая о традиционном лозунге солидарности.

Правительству наплевать на шахтеров и Силезию. Никто не думает о горнодобывающей отрасли: импорт угля идет вовсю, а у нас полные отвалы. Теперь еще этот коронавирус, долгие сроки ожидания результатов анализов и ненависть, льющаяся на нас и наши семьи. Однако мы вместо агрессии хотим помогать. И хотя у горняков отобрали часть заработка, хотят закрыть шахты и оградить Силезию колючей проволокой, а на шахтеров и их семьи вылилась волна хейта, мы хотим показать, что зло можно побеждать добром, — объясняет Патрик Коселя.

Однако, по его мнению, для того, чтобы убедить горняков массово сдавать плазму, нужны изменения в законодательстве. Дело в том, что день, когда человек сдает донорскую кровь, засчитывается как выходной, однако, чтобы выйти на пенсию, его необходимо отработать.

Вопрос этот не нов и неоднократно поднимался в СМИ. Были и депутатские запросы, но, к сожалению, горняки по-прежнему, сдавая кровь, должны отработать этот день для выхода на пенсию, — поясняет представитель «Августа '80».

Перевод Владимира Окуня

  • Facebook
  • Twitter
  • Telegram
  • VK

Каролина Баца-Погожельская

Журналистка, горный инженер, выпускница Варшавского университета, соавтор четырех книг об угле, в том числе, «Черное золото. Войны за уголь…