Польский мотогонщик Петр Павлицкий в Кепке Кадырова. Источник: infosport.pl
24 апреля 2020

Кепка Кадырова — загадочный трофей польского спидвея

  • Facebook
  • Twitter
  • Telegram
  • VK

В течение 40 лет, начиная с 1963 года, человек, который завоевывал титул чемпиона Польши по спидвею в личном зачете, получал Кепку Кадырова. Каждый победитель вышивал на ней свою фамилию, пока на Кепке не закончилось свободное место. О ней есть множество легенд и домыслов… Какова же история этой необычной реликвии?

Никто не знает наверняка, откуда она взялась. Кепка Кадырова — трофей особенный, овеянный легендой, источник любопытных фактов и историй. За нее соревновались известнейшие польские спортсмены — от Зенона Плеха и, само собой, Томаша Голлоба до современных героев Мацея Яновского и Ярослава Хампеля. Откуда же она взялась и где находится теперь?

Все просто?

На первый взгляд, здесь нет никаких головоломок. Общепринятая версия звучит так: в 1963 году в Уфе советский мотогонщик Габдрахман Кадыров подарил ее двум полякам — Антонию Ворыне и Анджею Погожельскому. Одному было тогда 22 года, другому — 25 лет, а их самые большие победы на гаревой дорожке были еще впереди. Ворына вошел в историю как первый польский призер чемпионатов мира в личном зачете, Погожельский участвовал в финальных заездах на индивидуальных первенствах мира.

В том же 1963 году Погожельский и Ворына привезли кепку на финал первенства Польши. Тогда победил Хенрик Жито, а его жена вышила на кепке дату и фамилию победителя. Так была заложена одна из самых необычных традиций польского спидвея.

Но споры вокруг того, действительно ли дело было так, не утихают до сих пор. Где и кому советский спортсмен передал свою кепку? Или же, как говорят злые языки, кепка и вовсе принадлежала не Кадырову, а какому-то железнодорожнику, а точнее — если точнее носильщику, и польские мотогонщики ее украли, а всю эту историю выдумали, чтобы избежать неприятностей?..

Кто получил кепку?

Даже у самих участников событий есть разногласия относительно происхождения кепки. На официальном сайте ПГЭ Экстралиги (польской лиги спидвея) можно прочитать воспоминания Погожельского.

«Кепка была красивая, черная, с круглым козырьком и очень мне понравилась. На вокзале в Уфе я попросил Кадырова подарить ее мне, а потом привез ее в Польшу. Тогда я выступал за команду “Сталь” из Гожува. У меня теплые воспоминания о той поездке. Россияне отвезли нас на вокзал, улыбались нам как добрые друзья. Кадыров называл меня “Андрюша”, на голове у него была эта кепка, он снял ее и надел мне на голову. Помню, что я был тогда в СССР вместе с Анджеем Выглендой, Хенриком Жито, а еще были Мариан Кайзер и его брат Станислав», — рассказывает Погожельский.

Если они с Ворыной бывали в Уфе несколько раз, то Жито съездил туда лишь однажды. Ему эта история запомнилась совсем по-другому.

«Я все видел собственными глазами. Точно уже не помню, но ни Ворына, ни Погожельский не снимали эту кепку с головы у Кадырова, потому что в России окна в вагонах не открывались изнутри, там были только форточки. Когда-то я читал рассказ о том, что они сняли ее у него с головы, но это невозможно. И, конечно, это не был головной убор какого-то проводника или носильщика. Мариан Кайзер, садясь в поезд, взял кепку у провожавшего нас Кадырова, а на перроне тогда было много людей, в том числе и официальные лица. Была ли кепка у Погожельского? Мне кажется, он вместе с остальными уже сидел в купе, а Кайзер входил последним, он кепку и взял», — приводит слова Жито официальный сайт ПГЭ Экстралиги.

Так что, как следует из этих воспоминаний, якобы не Погожельский с Ворыной, а другой спортсмен оставил кепку себе и привез на соревнования.

«Я знаю одно: эта кепка была у Мариана Кайзера, так как он привез ее в Варшаву и потом, после финала личного первенства Польши в 1963 году, вручил ее мне. По пути из СССР мы разглядывали в поезде эту кепку: из Уфы мы поехали во Львов, а уже затем в Польшу. Когда я выиграл последний заезд в финале чемпионата 1963 года, Кайзер пошел к машине за кепкой, и с этого момента все началось», — с уверенностью утверждает триумфатор 1963 года.

Откуда она взялась?

В большинстве рассказов фигурирует одно и то же место: железнодорожный вокзал. В этом они совпадают. Вопрос, что это за вокзал. Обычно говорят об Уфе, но ходит легенда, что это была вовсе не Уфа, а Ленинград (нынешний Санкт-Петербург).

Наиболее подробными остаются воспоминания Погожельского, который отрицает, что кепка принадлежала железнодорожнику либо носильщику. Он детально описывает, как четверо суток они ехали назад поездом и играли в карты, чтобы убить время — якобы именно там им пришла в голову идея традиции, которая будет жить на протяжении десятилетий. «Тогда, на обратном пути, мы придумали, что каждый чемпион Польши будет передавать эту кепку следующему», — делился он спустя годы.

Антония Ворыны нет в живых уже почти двадцать лет. Лишь его сын Мирослав имеет возможность пересказать версию событий, которую запомнил отец.

«Не знаю о таком, чтобы наши гонщики что-то украли, в голове у меня крутится, что папа вспоминал, как они взяли у Кадырова кепку шутки ради. Не могу утверждать, было ли это с его согласия. Теперь это будет трудно проверить. Моя мама, у которой я об этом спрашивал, говорила, что кепка была от Кадырова», — рассказывает он.

Эта загадка заинтриговала Николая Ермоленко, автора книг о спидвее. Он уверяет, что кепки такого фасона нельзя было в те годы увидеть на улицах СССР — не видно их ни в фильмах, ни на фотографиях тех лет. Откуда же она взялась? Ермоленко начал копать, искать свидетелей, расспрашивать… И обнаружил в своем архиве фотоснимок, на котором советские мотогонщики изображены в похожих кепках во время посещения шахты в Кадиевке, на Донбассе. «Почти со стопроцентной уверенностью можно сказать, что кепки, которые на фотографии на головах у наших мотогонщиков, — это шахтерские кепки», — полагает Ермоленко. Возможно, эти головные уборы, которых не было в продаже в обычных магазинах, спортсменам подарили на Донбассе, а потом на кепку могли обратить внимание поляки и просто-напросто попросить ее у Кадырова.

Возможно, об истории появления в Польше знаменитой кепки мог бы рассказать сам Габдрахман Файзурахманович Кадыров. К сожалению, знаменитый мотогонщик умер 31 июля 1993 года. Он похоронен в Уфе, где прожил бо́льшую часть жизни и где, как говорят, подарил полякам знаменитый головной убор. В интервью с Кадыровым и книгах о нем о знаменитом польском трофее нет ни слова.

Сила традиции

О том, какова судьба кепки сейчас, тоже ходят разные слухи. Но, в отличие от событий 1960-х годов, тут легко выяснить, как на самом деле все обстоит.

Сегодня подлинная кепка, вне зависимости от того, кто, кому и где ее подарил, хранится в офисе Главной спидвейной комиссии. На головном уборе не осталось места для новых фамилий. Последний чемпион, чье имя поместилось на ней в 2003 году, — это…Руне Холта, норвежец с польским паспортом. Еще один забавный факт в этой увлекательной истории.

20180804 MKR 007 (1) Кепка Кадырова и офицерский головной убор (снизу). Источник: infosport.pl

Начиная с 2004 года чемпион Польши в индивидуальном зачете получает другой переходящий трофей — офицерский головной убор, подаренный Польским кавалерийским клубом им. 21 Вислинского уланского полка. Это копия польской уланской «конфедератки» 1936 года. Именно на ней теперь вышивают имена новых чемпионов. И все же каждый из них непременно позирует не только в «конфедератке», но и в кепке Кадырова, которую каждый раз ради этого привозят на финал соревнований.

Тайна, которая, видимо, уже никогда не будет раскрыта, делает трофей тем более ценным и легендарным. Сколько свидетелей, столько и рассказов; сколько рассказов, столько гипотез и сюжетов. Немало и чемпионов, вышивших свои имена. Лишь Кепка — единственная в своем роде.

Перевод Владимира Окуня

  • Facebook
  • Twitter
  • Telegram
  • VK

Антоний Цихий

Журналист. Сотрудничает с интернет-порталом TVP Sport. Корреспондент на чемпионатах мира и Европы, а также теннисных турнирах Большого шлема…