Польские полицейские во время пандемии коронавируса. Фото: Томаш Ключиньский / Forum

Как коронавирус отразился на людях разных профессий

  • Facebook
  • Twitter
  • Telegram
  • VK

Эпидемия коронавируса сказалась, пожалуй, на жизни каждого человека в Польше. Мы поговорили со священником, полицейским, бариста, владелицей детского сада, университетским преподавателем, директором маркетинговой фирмы, курьером и пиар-менеджером рекрутинговой компании о том, как они справляются с новыми вызовами.

После начала эпидемии коронавируса в Польше жители страны заметно изменили свой образ жизни: многие фирмы перешли на удаленную работу, закрылись детские сады, школы и вузы. В итоге, по некоторым данным, за первые две недели интенсивность перемещений снизилась едва ли не вдвое.

После того, как 25 марта были введены ограничения на передвижения, на улицах стало еще меньше людей, тем более что больше двухсот тысяч человек находятся на карантине (в том числе после возвращения из-за границы). За его нарушение грозит штраф до 30 тысяч злотых, а за подвержение опасности других людей — до 8 лет тюрьмы.

Давид Марциняк из Главной комендатуры полиции в разговоре с «Новой Польшей» говорит, что правоохранители сейчас работают в очень напряженном режиме. «Мы продолжаем выполнять основные функции, но сегодня одна из самых главных наших задач — это контроль за людьми, которые находятся на обязательном карантине. Например, только за последние сутки мы проверили 126 тысяч человек, чуть более чем в 400 случаях были сомнения относительно соблюдения режима карантина. В основном люди подошли очень ответственно к обязанности оставаться дома, чтобы не подвергать других риску заражения», — говорит комиссар.

На помощь тем, кто не может выйти из дома, но за время пандемии соскучился по блюдам из любимого ресторана, приходят курьеры. Они, как и полиция, сегодня особенно заметны на опустевших улицах.

Валентин Марушевский из Украины живет в Варшаве уже шесть лет. Сейчас он занимается доставкой еды и рассказывает, что с началом эпидемии заказов стало значительно больше.

«Работа не останавливается. Такая ситуация не только у нас в Glovo, но и во многих других службах доставки: UberEats, Pyszne или Wolt», — говорит курьер.

Платформы-посредники по доставке еды сегодня напоминают всем своим курьерам о важности усиленных санитарных мер. «У меня с собой всегда есть антисептик. После каждой доставки я не только обливаюсь им буквально с головы до ног, но и протираю в машине все, к чему притрагиваюсь. В день уходит флакон 50 миллилитров».

Несмотря на то, что сейчас все фирмы предоставляют возможность бесконтактной доставки, при которой курьер составляет заказ под дверью и не сталкивается с клиентом, мало кто ей пользуется. «Люди все также открывают двери и выходят навстречу. Я предпочитаю оставлять еду у входа в квартиру, избегая каких-либо контактов», — говорит Марушевский.

Пока курьеры развозят еду, обслуживающий персонал из кафе и ресторанов сидит по домам.

«На работе ты постоянно занят, вокруг что-то происходит, ты общаешься с людьми. Из-за карантина мне этого не хватает», — рассказывает Анна Матерко, бариста кофейной сети Green Caffe Nero.

«Самое сложное, что ничего неизвестно. Я не знаю, когда снова откроются кафе. Не знаю, что будет с моей зарплатой, потому что в договоре не упоминаются подобные ситуации», — говорит Анна. Она, как и многие другие люди в Польше, трудоустроена по одному из видов договора подряда (umowa zlecenie).

«Я подумываю о том, чтобы выйти на работу в другое место, но подобные проблемы сейчас у большинства ресторанов, — рассказывает Анна. — Сейчас мы ждем информацию от работодателя, что будет дальше с нашей фирмой».

Из-за пандемии коронавируса польские учебные заведения переведены на дистанционное обучение. Доктор политологических наук Бартош Рыдлинский из Университета Кардинала Стефана Вышинского в Варшаве, как и многие его коллеги, ведет лекции из дома.

«Онлайн-обучение мы используем уже на протяжении многих лет, так как часто путешествуем, а даты конференций и заграничных семинаров совпадают с нашими занятиями в университете. Мы используем платформу e-learning, с помощью которой можно дистанционно давать студентам теоретические и практические задания», — говорит преподаватель.

Однако, по его словам, нынешняя ситуация с пандемией коронавируса намного серьезнее. «Особый вызов — лекции с помощью Skype или Zoom. Во-первых, у некоторых студентов дома нет доступа к быстрому интернету, что сказывается на их участии в занятиях, — рассказывает Рыдлинский. — Во-вторых, я замечаю среди коллег существенные различия в адаптации к удаленной университетской работе. Старшее поколение преподавателей я бы назвал digital immigrants (цифровыми иммигрантами), людьми, которые не находят себя в мире современных технологий. Тридцати- или сорокалетних можно легко отнести к группе digital natives. Для меня и моего поколения необходимость провести лекцию с помощью стриминга не является большой проблемой».

По его мнению, сложившаяся ситуация повлияет на то, что в будущем все больше преподавателей будут проводить лекции через специальные онлайн-платформы. «Это будет полезным, так как благодаря этому польские университеты смогут предложить больше разнообразных программ», — считает преподаватель.

На связи со своими клиентами находится и рекрутинговая компания EWL, которая занимается трудоустройством иностранцев в Польше. Многие работники обеспокоены сложившейся ситуацией. «Люди волнуются из-за просроченных виз или разрешений на работу. Правительство Польши пообещало урегулировать этот вопрос законодательно. Мы, в свою очередь, предлагаем всем желающим заняться оформлением вида на жительство сроком до 3-х лет, взяв на себя все оплаты и формальности», — рассказывает pr-менеджер EWL Анатолий Зимнин.

По его словам, сегодня целая сфера, связанная с трансграничной миграцией и трудоустройством иностранцев, переживает сложное время. «В связи с эпидемией коронавируса закрыты границы, приостанавливают свою работу крупные производственные комбинаты, где очень часто были трудоустроены работники из Восточной Европы, преимущественно из Украины. Закрыты рестораны, пустуют гостиницы, в которых тоже работает немало иностранцев», — говорит эксперт.

В то же время он отмечает, что сегодня новых заграничных работников ищут фирмы, связанные с производством и продажей продуктов питания и товаров первой необходимости. В первые дни после введения положения эпидемиологической угрозы розничная торговля в Польше выросла почти на 70 %.

Анатолий Зимнин считает, что как польское государство, так и польские фирмы не должны бросать украинских мигрантов на произвол судьбы. «Следует сделать все возможное, чтобы помочь добраться домой тем, кто решил вернуться, а тем, кто все же останется — срочно найти новую работу и помочь продлить их легальное пребывание в Польше», — считает он.

Владелец маркетинговой фирмы Gofimedia Кшиштоф Жарнецкий теперь встречается со своей командой с помощью рабочей онлайн-платформы Microsoft Teams. «Условия вынудили нас перейти на дистанционную работу, но это не требовало от нас особенных усилий», — говорит Жарнецкий. По его мнению, пандемия коронавируса повлияет на то, что в будущем удаленная работа будет использоваться все чаще. Что касается маркетинговой сферы, то она столкнется далеко не с самыми худшими последствиями.

«Из-за пандемии мы видим, в том числе, что увеличилось число людей, которые привыкли покупать те или иные продукты исключительно в реальном мире, а теперь ищут их в интернете. Поэтому для е-маркетинга поле для маневра только расширилось», — убежден Жарнецкий.

«Во время кризиса фирмы в первую очередь начинают экономить на маркетинге, и это плохо для нашей отрасли. Однако из опыта предыдущих кризисов мы знаем, что компании, которые решились не ограничивать маркетинговый бюджет, от этого только выигрывали. Через некоторое время у них росли показатели и они опережали своих конкурентов», — рассказывает собеседник издания.

В онлайн перешел и небольшой детский сад Агнешки Глабас.

«Мы не потеряли контакт с детьми. Наши воспитатели стараются предоставить родителям инструменты для работы с малышами: мы высылаем книжки-раскраски, идеи физических и творческих игр. В ответ родители через мессенджер присылают нам фото хороших работ, а мы публикуем их на своей странице». Как говорит Глабас, c помощью социальных сетей воспитатели видят, что дети не скучают и не сидят без дела.

Что касается финансовой стороны, то здесь ситуация под большим вопросом: «Мы должны заплатить за аренду и коммунальные услуги. С другой стороны, поскольку детей в садике нет, расходуется меньше энергии или воды, нет доставки продуктов. И все же для таких маленьких детских садиков, как наш, настали тяжелые времена. Мы намерены после окончания этого всего встретиться с родителями и обсудить сложившуюся ситуацию. В закрытии сада не заинтересован никто».

Некоторую надежду дают меры, которые принимает государство: «Мы получаем дотации от государства, благодаря ним пока держимся на плаву. К счастью, министерство образования работает сейчас над изменениями, чтобы в сложившееся ситуации дать подобным фирмам какие-то средства, иначе никто бы ничего не получил, потому в садике фактически нет детей», — рассказала Глабас.

Католический священник Войцех Пелка из деревни Крокова, расположенной на побережье Балтийского моря, обращает внимание на то, как быстро люди приспособились к новым реалиям. «На время пандемии некоторые жители нашей деревни вообще отказались посещать костел. Например, еще до введения ограничений на перемещение на воскресное богослужение приходило не больше 20 человек».

Священник говорит, что существует различие между тем, как переживается ситуация в городе и в маленьких населенных пунктах. «Здесь, в селе, у каждого есть свой участок возле дома, есть море и пляж. В городе хуже: выйдешь из дома и сразу тебя могут проверить, расспросить, куда и зачем ты вышел. У нас пандемия коронавируса связана с меньшей психологической нагрузкой».

По мнению священнослужителя, запреты, которые пока официально действуют до 11 апреля, будут продлены. «Не представляю себе, чтобы 12 апреля, в воскресенье, люди внезапно пришли в костел, будто до этого ничего не происходило», — считает Пелка.

Карантинные меры коснулись и похоронных мероприятий. «Из всех похоронных ритуалов останется только отпевание на кладбище, в узком кругу близких людей. В северной Польше у людей существует много традиций, связанных с проводами умершего, они длятся долго. Сейчас ритуал сокращен до абсолютного минимума, и для людей это может быть тяжело», — рассказывает священник.

Сейчас Пелка размышляет о двух вариантах развития событий после коронавируса: «Возможно, люди вернутся в храмы в большем количестве, потому что из-за пандемии многие начинают рефлексировать над собственной жизнью. С другой стороны, многие могут отвыкнуть ходить в костел».

  • Facebook
  • Twitter
  • Telegram
  • VK

Евгений Приходько

Автор «Новой Польши». Писал для «Европейской правды», BCC Ukrainian, Лиги.Net и других всеукраинских изданий. Выпускник факультета…