Иностранные студенты в Польше. Коллаж: Анастасия Плахотник
29 сентября 2020

Иностранцы в польских вузах. Личные истории

  • Facebook
  • Twitter
  • Telegram
  • VK

Восемь студентов из разных стран рассказывают о своем опыте.

Каждый год сотни тысяч абитуриентов по всему миру решаются на студенческую миграцию. Воспитанниками польских Alma Mater становятся десятки тысяч из них. В 2019 году в Польшу приехало учиться более 85 тыс. студентов из 174 стран мира. Это на 5,5 тыс. больше, чем годом раньше, и в десять с лишним раз больше, чем в 2004 году — тогда показатель был на уровне примерно 8 тыс. студентов.

Из иностранцев, поступивших в польские вузы в прошлом году, около 39 тыс. — украинцы. В тройку лидеров также входит молодежь из Беларуси (7 314) и Индии (3 571). Остальные родом из самых разных стран мира.

Что удивляет иностранных студентов? С какими трудностями они сталкивались? Как проходит обучение и что они планируют делать после его окончания? Мы расспросили об этом людей, приехавших из Украины, Беларуси, России, США, Ирана, Индии, Палестины и Зимбабве.

Коллаж: Анастасия Плахотник

Сергей Подус, Украина

После школы я поступил на бюджетное отделение социологического факультета Харьковского национального университета — но уже тогда планировал, что через год уеду в Польшу. Семь месяцев я дважды в неделю занимался польским с репетитором, но после приезда в Варшаву оказалось, что многого не понимаю. То, как здесь общаются люди, отличается от того, что знал я. Но, тем не менее, меня удивляют те абитуриенты, которые совершенно не учат язык до переезда.

Выбор города был очевиден: моя девушка к этому времени уже училась в Варшаве. Я поступил на журналистику в Общественную академию наук (Społeczna Akademia Nauk). Как и везде, часть предметов была просто для галочки, но некоторые и правда интересные. Все преподаватели здесь — практикующие специалисты: они работают в СМИ и учат нас тому, с чем ежедневно сталкиваются в процессе своей работы. Еще меня приятно удивила их манера общения: если в украинском вузе все было строго и официально, то здесь, как говорят поляки, na luzie — то есть довольно расслабленно. Это частный вуз и образование тут платное: на момент моего поступления год обучения стоил около 1,5 тыс. евро, сейчас — около 2 тыс. При этом на третьем курсе я получал академическую стипендию в размере 150 евро в месяц, что полностью окупило год обучения.

На втором курсе благодаря одному из наших преподавателей я подался на стажировку, которую финансировал ЕС. Организация, куда меня взяли, занимается популяризацией идей ответственности бизнеса перед экологией на польском рынке. После трехмесячной стажировки мне предложили остаться, и вот уже полтора года я там работаю. Именно благодаря этому я стал ближе общаться с поляками. Из 14 человек в коллективе я самый младший: средний возраст — около 30 лет.

Пока что мне все нравится и я планирую остаться в Варшаве. Кроме того, я поступил в магистратуру в другой вуз, Collegium Civitas — буду заочно изучать пиар.

Коллаж: Анастасия Плахотник

Сандип Рампал Балхара, Индия

До переезда в Польшу я около 12 лет очень плотно работал в сфере телевидения и журналистики. К 2010 году я окончательно понял, что хочу заняться авторским кино, причем не в Индии. Поскольку значительное влияние на индийскую индустрию оказали Великобритания и США, учиться и работать в этих странах я тоже не планировал. Когда я услышал об аресте режиссера Романа Полански, решил узнать, откуда он и где учился. Таким образом я узнал о Киношколе в Лодзи (Szkoła Filmowa w Łodzi) и в итоге поступил туда на режиссуру.

Добраться до Польши было нелегкой задачей. Поскольку польское посольство в Индии обслуживает также граждан Непала и Бангладеш, желающих туда попасть было очень много. Об электронной очереди десять лет назад никто и не слышал, поэтому место приходилось охранять даже ночью. Если бы тогда, в 2010, мне кто-то сказал, что я выучу польский — я бы не поверил. Но так как занятия были именно на польском, мне пришлось его выучить уже на подготовительном году. Учеба не была дешевой: один год в среднем обходился мне в 10 тыс. евро. Моих личных сбережений частично хватило на бакалавриат и магистратуру, а также на жизнь в Польше. Всего я учился десять лет, поскольку между степенями делал перерыв (так называемую академическую паузу). Сейчас я готовлю дипломный фильм, который по сути будет моим дебютом в документальном полнометражном кино.

Пока я жил в Индии, казалось, что я способен влиться в любой коллектив или общество. Однако в Лодзи все оказалось немного сложнее: совсем другая культура, другой язык... В первое время тут я впервые испытал одиночество. Но этот период длился недолго. Сейчас у меня много друзей и значительная свобода. Свое будущее я вижу в авторском кино, а коммерция меня мало интересует.

Коллаж: Анастасия Плахотник

Дарья Салаш, Беларусь

Заканчивая школу, я понимала, что не вижу своего будущего в Беларуси — даже не сдавала финальные экзамены, которые нужны только для поступления в тамошние вузы. У меня была карта поляка,Документ, подтверждающий польское происхождение иностранца и дающий большие преимущества в стране и я знала, что перееду в Польшу. Я хотела изучать графический дизайн и сначала пошла в Высшую школу информационных технологий (Wyższa Szkoła Technologii Informatycznych) в Варшаве. Но оказалась, что там слишком сильный уклон в информатику, поэтому я ушла после первого курса и поступила в Польско-японскую академию компьютерных технологий (Polsko-Japońska Akademia Technik Komputerowych) на более подходящую специальность. Обучение там стоит около 3 тыс. евро в год.

Я знакомилась с новыми людьми, начала свободно говорить на польском. Мне часто делают комплимент, что у меня нет акцента, и в начале общения никто не догадывается, что я не из Польши. После четырех лет жизни в Варшаве мне даже бывает сложно формулировать мысли на русском.

Обучение носит практический характер, а чтобы получить зачет, нужно сдавать проекты — большую часть из них смело можно добавить в свое портфолио. Задания тематические и есть где развернуться, а импровизация поощряется. Некоторые студенты в процессе обучения активно берутся за фриланс-проекты и сосредотачиваются на заработке. У меня бывали случаи, что в разговорах со знакомыми я упоминала фамилии своих преподавателей и оказывалось, что собеседник в той или иной степени знаком с их творчеством. Некоторые преподаватели относятся к художникам новой волны, занимаются новаторством в мире искусства.

В моей группе где-то половина — поляки, а половина — приезжие из других стран. При работе над некоторыми проектами мы делились на подгруппы, и я всегда была с одними и теми же девушками-польками. Мы продолжаем общаться вне учебы, а одна из них стала моей лучшей подругой.

Несколько раз я была волонтером на разных мероприятиях, например на Post-production Festival. На втором году обучения ездила на один семестр по программе Erasmus в Германию — мне очень понравилось. А через год я хочу поступить в магистратуру, на кинематографию. И теперь уже буду рассматривать не только польские вузы.

Коллаж: Анастасия Плахотник

Мохаммад Морекеш, Иран

Учеба и проживание за границей с детства были моей мечтой: я учил английский, сравнивал вузы и страны. Мой выбор пал на бизнес-администрирование; я нашел подходящий университет в Варшаве, собрал все документы и подал заявку. Единственная сложность была с переводом: несмотря на то, что я поступал на программу с обучением на английском, документы нужно было предоставить в польском переводе.

В первые полгода я столкнулся с рядом трудностей, особенно при поиске жилья. Нужно было пользоваться услугами агентов по недвижимости только потому, что они говорят по-польски, а я — нет.

Я поступил на бакалавриат В Польше первая ступень высшего образования называется «лиценциат» (licenciat) в частный вуз, Экономико-гуманитарный университет в Варшаве (Akademia Ekonomiczno- Humanistyczna w Warszawie). Обучение там стоит около 2,5 тыс. евро в год. Английский в университете был на неплохом уровне, что меня очень порадовало. Кроме того, образовательная среда, особенно для меня как иностранного студента, оказалась довольно открытой: я мог выражать свое мнение, не чувствуя никакого ущемления в связи с религиозными или политическими взглядами.

На первом курсе я как волонтер преподавал английский другим студентам: это была прежде всего практика как для них, так и для меня. В тот момент я познакомился с большим количеством людей, у меня появились новые друзья. Примерно половина моих друзей и знакомых — это поляки, вторая половина — ребята из Украины, России, Беларуси и Германии. Последние пару лет самый близкий для меня человек — моя девушка Наталья, она из Львова.

Для меня точка соприкосновения между Польшей и Ираном — это еврейский народ. У меня на родине есть несколько очень хороших друзей — потомков польских евреев. Их бабушки и дедушки переехали в мой родной город Исфахан во время Второй мировой войны как беженцы.

Учитывая глобальный, проевропейский вектор ценностей, меня удивила отрицательная позиция польского правительства в отношении сообщества ЛГБТ+. Но, несмотря на это, я считаю, что Варшава — одно из лучших мест в Центральной Европе, учитывая стоимость жизни и общее благосостояние. Польша добилась больших успехов в привлечении международных компаний со всего мира и быстро движется в направлении глобализации. Свое ближайшее будущее я вижу именно здесь.

Коллаж: Анастасия Плахотник

Анастасия Тимшина, Россия

В восемнадцать лет передо мной встал вопрос о выборе места и направления дальнейшего обучения. На тот момент Россия для меня была пройденным этапом: я понимала, что система образования там не самая лучшая. Хотела поступать в Киев, но вариант с Варшавой оказался куда более привлекательным.

От столицы Польши до моего города — около 5 тыс. километров. Там, в маленьком сибирском городке Новый Уренгой, польский язык не востребован и нереально найти какие-то курсы. Я стала заниматься с репетитором по скайпу, но все равно первый семестр еще плохо говорила и понимала польский. Впрочем, спустя полгода в Варшаве я адаптировалась и начала свободно общаться.

Я училась варшавском Университете социальных и гуманитарных наук (Uniwersytet Humanistyczno-społeczny) на психолога и могу сказать, что эта специальность преподается там на очень высоком уровне. Это один из передовых польских вузов в области клинической, бизнес- и нейропсихологии. На первом курсе студенты изучают в основном общеобразовательные предметы, на втором происходит выбор более узкого направления, а на третьем фактически можно самостоятельно формировать себе образовательную программу, выбирая любые предметы в университете исходя из собственных интересов. Также в последний год бакалавриата делается упор на практические навыки. Есть, например, много лабораторий, где проводятся занятия по электроэнцефалографии — там мы занимались анализом данных о деятельности мозга. Лично я большую часть времени занималась в лаборатории, связанной ай-трекингом. Технология для определения положения взгляда человека относительно монитора компьютера

На моем потоке было около 300 человек, процентов девяносто из них — поляки. За обучение я платила около 2,5 тыс. евро в год. Сейчас я готовлюсь защищать диплом и раздумываю, как поступить с учебой в магистратуре: выбрать кинематографическую школу в Нью-Йорке, поступить на психологию во Франции или найти что-то интересное в Польше. В ближайший год хочу окончательно определиться с выбором, а также поработать ассистентом в реабилитационном центре для людей с инвалидностью.

Коллаж: Анастасия Плахотник

Каролина Томасик, США

Заканчивая бакалавриат в Калифорнийском университете по специальности «психология», я задумалась о магистратуре в Европе. Мои родители эмигрировали в США из Польши в 1980-е годы. У меня самой два гражданства, американское и польское, поэтому я не столкнулась ни с какими сложностями при поступлении и переезде в Польшу. Тем более в детстве я бывала тут несколько раз и знала польский на разговорном уровне.

В США магистерская программа в среднем стоит от 30 до 120 тыс. долларов, к тому же процесс поступления нередко может затянуться на несколько лет. В Варшавском университете (Uniwersytet Warszawski) образование для меня оказалось бесплатным и был только один профильный экзамен. Вдобавок я очень заинтересовалась программой по когнитивистике, которая была и на английском языке. Таким образом, польское образование было для меня наилучшим выбором.

Отличий от США много. Европа определенно более компактна: здесь узкие улицы, мало автомобилей и много пешеходных зон. В США люди обычно покупают продукты раз в неделю, а в Польше — ежедневно. Кроме того, в Варшаве все придерживаются более формального стиля, в то время как в Калифорнии нередко можно на улице встретить людей в пижаме и тапочках.

Меня удивило и то, как много среди польской молодежи курящих. В США это редкость, а заядлых курильщиков я и вовсе не знаю. Зато меня приятно удивило, что здесь студенты поддерживают друг друга. В США существует менталитет соперничества, поэтому студенты вовсе не заинтересованы во взаимопомощи. В этом году я закончила магистратуру и планирую вернуться в США. Дома я чувствую себя более комфортно, но все же не исключаю каких-то резких поворотов судьбы. Посмотрим, что будет дальше!

Коллаж: Анастасия Плахотник

Малек Одех, Палестина

Я учился в школе с биологическим и химическим уклоном. В год окончания школы я узнал о стипендиальной программе Евросоюза и польского правительства, которая помогла мне поступить во Вроцлавский медицинский университет (Uniwersytet Medyczny im. Piastów Śląskich we Wrocławiu). Перед началом собственно учебы я провел подготовительный год в Лодзи, изучая польский язык. Сама учебная программа длится шесть лет, сейчас я начинаю пятый курс. Первые три года были более теоретические, мы подробно изучали анатомию и фармацевтику. А начиная с четвертого курса большую часть времени мы уделяем практике в госпитале при нашем университете. Также каждый год во время каникул у нас была практика: частично я проходил ее в Польше, а частично дома, в Палестине.

Адаптация в Польше была сложной из-за культурных и языковых различий. Я столкнулся с ксенофобией. Но когда я начал говорить на польском, люди слегка изменили свое отношение: изредка я ощущал уважение с их стороны. Документы это тоже отдельная история: трижды я получал визу, а сейчас у меня наконец-то есть вид на жительство. Мне пришлось очень сильно постараться, чтобы собрать все нужные документы, но в итоге все вышло наилучшим образом. Также бывали трудности с поиском подработки, но я преподавал английский и арабский в свободное от учебы время.

Очень жаль, что такая важная профессия, как врач, в Польше оплачивается хуже, чем в странах Западной Европы. Еще два года назад я был уверен, что после университета буду искать работу в Германии, но зарплата врачей в Польше с каждым годом растет. Возможно, к моменту, когда я закончу вуз и интернатуру, не будет нужды переезжать куда-то еще. Мне нравится в Польше, и с каждым годом я понимаю эту страну все лучше и лучше.

Коллаж: Анастасия Плахотник

Бритон Мсиза Гамбо, Зимбабве

Главная причина, по которой я решил учиться в Польше — хорошее образование в области бизнес-менеджмента. Мой университет частный, учеба на англоязычной программе в нем стоит около 2 тыс. евро в год. Большинство преподавателей хорошо владеют английским — благодаря этому проще и учиться, и просто общаться с ними.

Я сейчас в середине обучения на бакалавриате и успел влиться в учебный процесс, а также начал учить польский. Это трудно, но необходимо! Большая часть людей в Быдгоще не говорят по-английски, и из-за этого разговор быстро встает в тупик. Думаю, что почти все иностранные студенты в Польше столкнулись с такой проблемой.

Студенческая миграция для меня — это хорошая школа жизни. Когда находишься так далеко от родных и близких, связь с ними становиться только крепче, а ты в свою очередь — более самостоятельным. Мне также повезло познакомиться с кучей крутых ребят из разных стран и окунуться в их культуру. Более чем уверен, что впереди у нас долгие годы дружбы!

Но все же Европа для меня — это всего лишь образование. Самое лучшее место для меня — это дом.

  • Facebook
  • Twitter
  • Telegram
  • VK