Матч «Гурника» (Забже) со «Сталью» (Мелец), 1974. Фото: Томаш Празмовский / Forum

Футбол в Польской Народной Республике

  • Facebook
  • Twitter
  • Telegram
  • VK

В 1989 году в Польше рухнул коммунистический строй. Изменился мир, а вместе с ним — социальный, деловой и спортивный ландшафт. Сейчас многие уже помнят, каким был футбол несколько десятилетий назад, и как команды, сейчас почти сошедшие со сцены, были в числе чемпионов.

Во времена Польской Народной Республики (ПНР) польский футбол был мало похож на сегодняшнюю «Экстраклассу» — высшую лигу чемпионата Польши. С одной стороны, тогда на первенствах мира поляки сражались за медали, а в европейских кубках легко соперничали с такими грандами, как «Манчестер Юнайтед», «Манчестер Сити» или «Рома». С другой — «трансферы», не имевшие ничего общего с нынешними (например, призыв футболиста в армию ради того, чтобы он мог играть в соответствующей команде), получение зарплаты на угольных шахтах (где официально числились игроки) и коррупция. В какой-то момент мир стал быстро меняться, оставив польский футбол далеко позади. К этому привели многие факторы, причем, отнюдь не спортивного характера: политические реалии, механизм функционирования клубов и трудоустройства футболистов, ну и отсталость в области инфраструктуры, спортивной журналистики и т.п.

Футболисты на ставке в шахтах

В период падения коммунизма в польском футболе правила бал Силезия — именно в развитие шахтерских клубов вкладывали больше всего усилий. Чемпионом сезона 1988/1989 стала команда «Рух» (Хожув), вторым был клуб ГКС (Катовице), а третьим «Гурник» (Забже). Помимо них, в лиге играли ГКС (Ястшембе) и «Шомберки» (Бытом). Большинство этих клубов не нуждается в представлении старым болельщикам. Хожувский «Рух» — один из самых, если не самый титулованный клуб Польши, 14-кратный чемпион страны. Сегодня же его приходится искать в третьей лиге... Это последствия огромных финансовых проблем — но и в те времена, когда команда ходила в лидерах, успехи тоже были связаны с финансами.

На рубеже 50-х и 60-х годов ХХ века «Рух» трудоустраивал игроков большей частью на металлургический комбинат, а там зарплаты были ниже, чем у шахтеров — отсюда и преимущество, скажем, «Гурника» из Забже. Однако нужно помнить, что многие из спортсменов так и не добрались до своих «рабочих мест». Да что там, некоторые даже смутно себе представляли, на какой именно шахте они числятся.

Годы спустя, уже после 1989 года, Ян Банась, известный игрок «Полонии» (Бытом), а затем «Гурника» (Забже), откровенно признавался в интервью для газеты Przegląd Sportowy: «Иногда было просто стыдно стоять в очереди за зарплатой. Мы получали раз в пятнадцать больше, чем эти бедные шахтеры, которые реально вкалывали под землей».

Благодаря тому, что игроки официально числились на шахтах, у клуба был сильный состав, а отсюда и успехи. Упомянутый выше «Гурник» (Забже) не уступал в те времена лучшим европейским командам. Прежде он вовсе не был таким уж сильным, но его выбрали в качестве клуба, который должен был стать гордостью угольной отрасли, и так произошел стремительный взлет.

Он появился в 1948 году как маленький провинциальный клуб, без амбиций. Лишь впоследствии Министерство горнодобывающей промышленности задумалось над тем, чтобы создать сильный отраслевой клуб. Выбор пал на «Гурник» из Радлина, поскольку у этой команды уже были определенные традиции, в ней царила отличная атмосфера, на матчи приходило много людей и имелись неплохие игроки. В 1951 году они даже стали вице-чемпионами Польши. И руководство решило, что хороших игроков будут теперь направлять в Радлин. Те, кто отслужил в армии или играл в небольшом клубе по соседству, получали направление в Радлин и ставку шахтера. Однако наплыв таких футболистов вызвал бунт и недовольство местных. Ведь новички начали вытеснять из состава земляков: «У нас тут свои есть, мы вице-чемпионы. Не нужны нам эти приблудные», — рассказывал на страницах Przegląd Sportowy Анджей Говажевский, историк польского футбола. Вот так, благодаря вмешательству властей и позиции радлинских спортсменов, великой командой стал «Гурник» (Забже), а «Гурник» (Радлин)оказался в классе А, то есть чуть ли не на низшем уровне розыгрыша.

forum-0428203575 «Гурник» (Забже) с Кубком Польши, 1971. Фото: Ян Розмариновский / Forum

Если футболисты из Забже успешно пережили смену государственного строя, то клубы из Хожува и Катовице опустились на дно: в какой-то момент последний даже играл в IV лиге. Правда, теперь катовичане шаг за шагом возвращаются в число основных команд Польши, находясь уже на втором уровне первенства страны.

А «Шомберки» (Бытом)? Сегодня мало кто помнит о такой команде, а ведь в сезоне 1979/1980 они были чемпионами Польши! В те времена клуб мог играть лучше или хуже, но за двадцать лет лишь однажды покинул высшую лигу. Когда же в середине 90-х «Шомберки» начали опускаться вниз, то дальше было уже только падение. Во вторую лигу, в третью и, наконец, в 1998 году, в четвертую. На этом уровне они и выступают до наших дней.

Были и другие клубы, которые (с переменным успехом) опирались на возможности силезских шахт и металлургических заводов. Предприятия не всегда держали игроков в штате, но неизменно поддерживали команды. Примерами тому могут служить ГКС (Тыхы), ГКС (Ястшембе) или «Рух» (Радзёнкув). Кстати, аббревиатура «ГКС» (GKS) означает «Шахтерский спортивный клуб» (Górniczy Klub Sportowy). После падения ПНР, когда шахты и металлургические заводы перестали инвестировать в футбол, командам стало приходиться труднее.

Футболисты в армии

Одно из самых важных изменений после падения ПНР коснулось статуса игроков — сейчас у них намного больше прав и возможности определять свою судьбу. Прежде они принадлежали к клубу. Одни числились на работе в шахте или литейном цехе, другие считались милиционерами (милицейские клубы), а третьи призывались в армию (армейские клубы). А когда клуб был армейским, он имел практически неограниченные возможности. Хотя и здесь существовала определенная иерархия.

Первой лучших игроков мог привлекать Центральный армейский спортивный клубы, то есть «Легия», причем «привлекать» означало забирать футболистов, призванных в армию. Вторым в очереди был «Шлёнск» (Вроцлав). Там в 80-е годы прошлого века играл Вальдемар Тенсёровский. Когда у него заканчивался срок воинской службы, защитником заинтересовался клуб «Видзев» (Лодзь). В интервью для портала wroclaw.sport.pl Тенсёровский вспоминал, как проходили переговоры с владельцами «Видзева» и как — с военными, в чьем подчинении находился «Шлёнск» и которые должны были разрешить ему уйти из команды.

forum-0429061907 Матч «Видзева» с «Ливерпулем», 1983. Фото: Томаш Празмовский / Forum

В разговоре с хозяевами «Видзева» можно было спокойно перечислять «cколько я хочу зарабатывать, сколько комнат должно быть в квартире, какая плитка в ванной — тогда это было обычное дело. Когда мы перешли к выбору автомобиля, я сказал, что мне нравится новая модель "Лады"». Потом пришло время вести переговоры во Вроцлаве: «Напротив меня сидело трое военных. Когда я говорил о своих ожиданиях, то один кивал головой утвердительно, второй отрицательно, а третий не реагировал вообще. Я не знал, кто из них главный, и чей именно кивок был настоящим ответом».

Вроцлавский «Шлёнск» тоже был одним из тех клубов, которые после падения ПНР пришли в упадок. Вот как на его официальной странице описана ситуация в начале XXI века: «Крупные политические изменения, которые в то время произошли в стране, не могли не сказаться на положении спортивных клубов, особенно шахтерских и армейских. Руководство футбольной секцией «Шлёнска», осуществлявшееся до этого офицерами Силезского военного округа, захватила группа гражданских бизнесменов, заседавших в спонсорском совете». Вскоре дело дошло до конфликта. Его замяли, но у клуба все чаще возникали проблемы. Через несколько лет он опустился во вторую лигу, в 2002 году — в третью. Впрочем, в конечном счете «Шлёнск» все же восстановился.

Коррупция — вечная проблема

1989 год принес немало перемен, но некоторые болезни польского футбола не удается вылечить годами. Старые, полуразрушенные стадионы, символом которых стал Стадион Десятилетия, когда-то впечатлявший, а в 1990-х превратившийся в рынок под названием «Ярмарка Европа». Слабая национальная сборная. И, наконец, проблема, годами разъедавшая польскую лигу: коррупция.

forum-0492657680 (1) Рынок на Стадионе Десятилетия. Фото: Ярослав Стахович, Кшиштоф Вуйчик / Forum

Изменился лишь ее характер.

Коррупция присутствовала в польском футболе со времен ПНР. При коммунистах это больше были межотраслевые схемы. Шахтеры помогут военным, чтоб милиционеры не выиграли чемпионат. Что-то в этом роде. После перемен в 1989 году мы перешли к финансовой коррупции. Некоторые начали обогащаться. Покупали, продавали, договаривались о результатах матчей, были посредниками. Они не видели в этом ничего плохого, — говорил в интервью для сервиса Sportowefakty.pl Доминик Панек, автор блога «Футбольная мафия».

Даже с наступлением XXI века коррупция из польского футбола не исчезла. В 2004 и 2005 годах было много договорных матчей, и в этом были задействованы сотни людей, в том числе тренеры и игроки польской сборной.

Современность: до настоящего успеха далеко

Крах коммунистической партии и падение ПНР положили начало переменам в стране. Но футбольный мир изменился не за один день и даже не за одну неделю. Потребовались годы, чтобы появились стадионы, построенные в соответствии с европейскими стандартами, чтобы сборная Польши вернулась на главные турниры (чемпионаты мира и Европы), а весь футбольный мир в целом — включая медиа — стал отвечать требованиям времени.

Но, несмотря на столь большие изменения, польские клубы еще не скоро достигнут таких же успехов, как во времена ПНР. Сегодня матчи против «Манчестер Юнайтед» или «Ромы» могут быть наградой, но не встречей равных по классу команд.

Перевод Владимира Окуня

  • Facebook
  • Twitter
  • Telegram
  • VK

Антоний Цихий

Журналист. Сотрудничает с интернет-порталом TVP Sport. Корреспондент на чемпионатах мира и Европы, а также теннисных турнирах Большого шлема…