Начало учебного года, школа №14, Ополе. Фото: Мариуш Пшигода / Forum
03 сентября 2020

Эпидемия продолжается, жизнь идет

  • Facebook
  • Twitter
  • Telegram
  • VK

Как в условиях коронавируса проводят отпуска, играют свадьбы, ходят в клубы и учатся в школах.

12-летняя Магда, которая учится в варшавской школе, в конце августа уже считала дни до начала занятий. Наконец-то она может встретиться со своими одноклассницами, но дело не только в этом. Главное, что ей уже надоела учеба онлайн. «Мы делали намного больше заданий, чем обычно. И почти не было возможности о чем-то спросить», — говорит она, добавляя, что общаться с учителем по электронной почте или через специальные платформы был гораздо сложнее, чем непосредственно во время урока в классе. Но, тем не менее, школа Магды довольно успешно справилась с дистанционным обучением, введенным 25 марта: английский, математика, история — все предметы велись на прежнем, если не на более высоком уровне. Учителя свободно пользовались такими сервисами, как Google Classroom, YouTube или Zoom.

Однако не во всех школах дело обстояло так хорошо. Там, где учителя прежде не пользовались современными интернет-платформами, дистанционное обучение хромало. Так было, например, в школе 11-летнего Стефана, где онлайн проводился только классный час — и то лишь после требований части родителей. «Дирекции было безразлично, а пожилые учителя просто не умели это делать. Ну и некоторые родители говорили, что у них нет дома компьютера и слишком маленькие квартиры», — рассказывает Анна, мама Стефана.

Возвращение в школу?

В итоге Министерство образования решило, что с 1 сентября в подавляющем большинстве школ обучение будет вестись почти традиционным способом. Учебный год начался для 4,5 миллионов учеников из 22 тысяч польских школ, и лишь в полутора десятках из них занятия стартуют позже либо будут проходить дистанционно или по смешанной системе. Для этого требуется разрешение местных санэпидстанций, а они не торопятся его выдавать.

При этом, конечно, в школах введены значительные ограничения.

Дариуш Пионтковский, министр образования Польши

Опыт нескольких месяцев жизни в условиях пандемии позволил нам разработать единые принципы функционирования школ при возвращении к традиционной форме занятий.

Так, в школе Магды появился изолятор на случай, если кто-нибудь из детей плохо себя почувствует и возникнет подозрение, что у него коронавирус. Дети будут как можно реже покидать свою классную комнату. Конечно, иногда они смогут выйти на перемены, некоторые из которых удлинились, чтобы ученики не толпились в столовой. По коридорам все должны ходить в масках, а в некоторых местах, например в канцелярии, установлены окна из оргстекла. Вдобавок дети должны входить через разные входы и в разные часы, чтобы избежать толкучки там, где невозможно сохранить дистанцию.

«Уроки физкультуры будут проходить на открытой площадке, пока это будет возможно. Даже в случае непогоды или холода, за исключением мороза и проливного дождя», — написала в письме к родителям классный руководитель Магды. Новинкой станет и проведение родительских собраний онлайн.

Само начало учебного года тоже стало не таким как всегда. Не было общешкольной торжественной линейки на спортивной площадке или в гимнастическом зале — состоялись лишь встречи в классах. Кроме детей и учителей принять в них участие смогли только родители первоклассников, да и то только по одному от ребенка.

Однако если в школе появится очаг коронавируса, у директора будет возможность принять решение о переходе на смешанное либо дистанционное обучение. В соответствии с директивами министерства, для этого потребуются консультации с местным санэпиднадзором и управлением образования.

Впрочем, все надеются, что до этого дело не дойдет. Этого хотят как дети, так и их родители, уставшие от полугодового пребывания чад дома. Особенно с учетом того, что многим родителям пришлось во время карантина еще и работать в той же квартире.

«Кажется, уже все мечтали о том, чтобы этот карантин закончился, поэтому школы открылись, пусть и с многочисленными ограничениями», — говорит отец 11-летнего Адама.

Если Министерство образования уверено, что все получится и дети весь год будут учиться в школах, то Союз польских учителей настроен скептически, утверждая, что четкие правила отсутствуют и все делается наспех. «Учителя уверены, что неделю мы поучимся, а потом перейдем на смешанное или дистанционное обучение», — подчеркивает председатель профсоюза Славомир Броняж. Однако больше всего боятся пожилые учителя, которые остаются в группе риска. Многие из них уже заранее ушли на больничный.

Многие поляки скептически оценивают готовность школ к коронавирусу. В конце августа, в опросе Института рыночных и социальных исследований IBRiS, на вопрос, «готовы ли, по Вашему мнению, школы к 1 сентября с точки зрения защиты от коронавируса?» 32,9 % респондентов ответили утвердительно. Иного мнения были 42,4 % опрошенных, а 24,7 % затруднились с ответом. Поскольку респонденты едва ли реально знают, как идет подготовка в школах, эти результаты, похоже, в действительности отражают определенное недоверие к государству и серьезное опасение того, что карантин вернется.

Какими были каникулы в новых условиях

Многих карантин научил тому, что не следует ничего планировать заранее — что, впрочем, не значит, что отдохнуть этим летом не удалось. В воспоминаниях Катажины об отпуске если и есть место для коронавируса, то лишь в позитивном свете. Она с семьей (дочь в этом году пошла в первый класс) на машине ездила в Хорватию, а по дороге останавливалась на ночлег недалеко от Вены. «Туристов вообще не было, в бассейне три человека. Живи не хочу», — рассказывает Катажина. Томек, вообще не любитель уезжать из Польши, съездил в Болгарию и вернулся в восторге. «Большая часть отеля была закрыта, так что толп не было. Вечером я шел по пляжу и мог никого не встретить», — отмечает он.

Однако многие в этом году не рискнули отправляться за границу. В какой-то момент появились снимки с польских балтийских курортов, где люди, казалось, лежали вплотную друг к другу. После этого некоторые, опасаясь заражения, вообще передумали ехать на море. Но на самом деле такие толпы обычно бывали по выходным — в рабочие дни ситуация не была столь критичной.

К тому же от коронавируса хорошо защищала польская традиция отгораживаться от других загорающих пляжной ширмой — т.н. параваном. Так сохранялась рекомендуемая полутораметровая дистанция.
Т.н. параваны на польском пляже. Источник: twitter.com/servatore

То, что для одних — конец каникул, для других стало его началом. 80-летние супруги Ядвига и Зигмунт каждый год ездят на одну из больших баз отдыха на Хельской косе. В этом году они перенесли поездку на сентябрь, отказавшись от поездки с внучками. «За ними не уследишь, они вечно где-то бегают, играют, контактируют с другими детьми», — объясняет Ядвига. На их базе отдыха сейчас мало людей, в столовой много места. Единственной проблемой может быть то, что вместо трех раз в день кормят лишь два, и блюда выдает исключительно обслуживающий персонал вместе со столовыми приборами и подносами.

Ограничения и жизнь

Секретом полишинеля является тот факт, что, несмотря на строгие ограничения, в Польше полуподпольно действуют дискотеки и техно-клубы, где официально проходят лишь «вечеринки у бара», а на самом деле — обычные танцевальные вечера. «Заходишь в клуб в маске и сразу после контроля и оплаты за вход снимешь ее и танцуешь. Ну, почти как обычно, только людей поменьше», — рассказывает Бартек, любитель таких развлечений. На вопрос, не боится ли он, молодой человек пожимает плечами: «Как-то надо жить». И действительно: если можно организовывать свадьбы, на которых тоже происходит много заражений, то почему нельзя танцевать?

Объявление: «Не танцуй», популярный варшавский техно-клуб Jasna 1. Источник: Instagram

Правда, количество участников свадебного торжества сейчас не может превышать 150 человек (при том, с каким размахом обычно отмечаются польские свадьбы, это действительно может быть ощутимым ограничением), а в регионах с плохой эпидемиологическая ситуацией — еще меньше: до 100 участников в желтой зоне (6-12 заражений на 10 тысяч человек) и до 50 в красной, где процент заболевших еще больше.

Когда появились первые вспышки коронавируса, очагом которых были именно свадьбы, власти угрожали проверками и планировали ужесточение ограничений. Но в итоге дальше угроз дело не зашло.

Часто меры против заражения принимают сами люди. Многие пары откладывают свадьбы, а те, кто все же решаются, организуют более скромное мероприятие или, например, отказываются от буфетов, где всегда толпится много людей, и от конкурсов, предусматривающий близкий физический контакт.

Впрочем, организаторы торжеств говорят, что когда начинаются танцы — неотъемлемый, едва ли не ключевой элемент польской свадьбы, — гости часто забывают о коронавирусе. Это подтверждает и Эля, которая недавно была на свадьбе в Люблине. «Сперва люди шутки ради приветствовали друг друга [вместо рукопожатий] локтями или кулаками, но потом была и групповая фотография у костела, и танцы на танцполе. Тогда уже не было никаких отличий от того, как это выглядело до эпидемии», — рассказывает она. Неудивительно, что многие приглашенные сами отказываются от идеи приехать на свадьбу, так как опасаются за свое здоровье.

Однако несомненно, что большинство поляков привыкли к жизни с эпидемией и склонны соблюдать правила. Всё меньше людей появляется в транспорте и в магазинах без маски. Действующее сейчас требование прикрывать нос и рот в общественных местах (не на улицах) поддерживает большинство поляков, а 80 % даже выступают за то, чтобы штрафовать за отсутствие маски — это следует из августовского опроса исследовательского центра United Surveys. Никто не хочет возвращения к строгим ограничениям. Впрочем, иногда правила, которые вынуждены соблюдать, например, кино, театры или музеи, делают поход туда даже более приятным. В конце концов, всякий предпочтет сидеть в зале, заполненном наполовину, а не упираться плечом в соседа. Другое дело, что эти ограничения уменьшают доход самих организаций, но это уже совсем другая история.

Перевод Владимира Окуня

  • Facebook
  • Twitter
  • Telegram
  • VK

Петр Погожельский

Журналист портала Biełsat po polsku, автор подкаста Po prostu Wschód. Ранее работал на Polskie Radio.