Владислав Старевич в 1920-е. Источник: Издательский проект 1895.io
23 июля 2020

Дрессировщик жуков Владислав Старевич

  • Facebook
  • Twitter
  • Telegram
  • VK

О польском детстве основоположника российской анимации.

«Дрессировщик жуков. Владислав Старевич создает анимацию» — первая на русском языке книга о жизни и творчестве кинорежиссера и создателя новаторских фильмов в технике кукольной анимации.

Фигура Старевича (1882—1965) занимает особое место в истории мирового кино: этнический поляк, чье детство прошло в Литве и Эстонии, сначала прославился в Российской империи благодаря своим мультфильмам с участием насекомых («Месть кинематографического оператора», «Прекрасная Люканида», «Стрекоза и муравей» и др.), а после эмиграции во Францию в 1920 году — уже на весь мир.

Публикуем отрывок из книги — фрагмент монографии польского биографа режиссера Владислава Евсевицкого «Детство и юность Владислава Старевича», куда вошли автобиографические записки создателя российской анимации. Выход книги запланирован на осень 2020 года. Заказать книгу и принять участие в краундфандинговой кампании издательского проекта 1895.io можно тут.

Обложка книги «Дрессировщик жуков. Владислав Старевич создает анимацию»

В «Удостоверении личности» — дневнике, который Владислав Старевич вел после Второй мировой войны, — читаем: «Национальность — поляк, профессия — фабрикант оживших марионеток. Жена Анна и две дочери — Ирена и Янина. С 1920 года живет во Франции. Не натурализовался».

Будущий мультипликатор родился в Москве 8 августа 1882 года в семье Александра Старевича и Антонины из рода Легецких. Отец Старевича был родом из мелкопоместной шляхты из Сурвилишек около Кейдан в Ковенском уезде. Он принимал участие в Январском восстании 1863 года против царизма, сражался под Шавли в отряде Марчинковского. Когда отряд был разбит русской армией, он сбежал от преследований в Москву, где как ученик аптекаря устроился в больницу князя Голицына. Таким образом, восстание прервало его обучение в гимназии. В Москве он сдал экзамен на провизора и с тех пор самостоятельно содержал аптеку. Вскоре он посетил родные места, женился и снова вернулся в Москву. После преждевременной смерти младшего брата, который работал тогда в земстве в Переславле-Залесском, недалеко от Москвы, Александр Старевич занял его должность. Старевичи жили в Переславле несколько лет, потом отец вернулся в Москву, а позднее в Литву и поселился в Ковно. Сына Владислава он отправил в Ковно раньше, в 1886 году.

Владислав Старевич

После смерти матери (мне было тогда четыре года) отец, считая, что для воспитания ребенка необходима женская ласка, а также опасаясь, что я совсем «загнусь», решил поселить меня у бабки.

Все дальнейшие воспоминания и признания художника я буду черпать из фрагментов машинописи дневника, предоставленной мне Старевичем и уже использовавшейся в исследовании 1961 года. Я сохраняю авторские многоточия, пунктуацию, характерные изъяны в орфографии, стиль диалектной речи, сохранившийся у Старевича с тех лет, и, прежде всего, — прелестный старопольский язык «кресов». <…> Огромным событием для него стало знакомство с волшебным фонарем и «туманными картинами». Знакомый офицер по фамилии Баньковский привел его в военные казармы на оптическое представление. Мальчику было тогда около десяти лет.

Первые съемки в кинопавильоне акционерного общества «Ханжонков и Ко». На фотографии В. А. Старевич, Г. В. Гибер, П. И. Чардынин, Г. Леонов, А. А. Ханжонков и др., 1912 год. Источник: Издательский проект 1895.io
Владислав Старевич

Я не помню картин военного содержания, но всякие другие и комические, движущиеся яркие звезды. Особое веселье вызвало изображение повара с лежащей на тарелке свиной головой, мгновение ока — и повар со свиной головой держит на тарелке свою собственную голову. Радостный горный пейзаж: вдали едет по мосту черный поезд. Ничего страшного, что колеса стоят на месте, а дым из трубы ползет, словно замерзший, но зато как красиво сквозь этот дым просвечивает полная луна с облачками… Отчетливо слышно свист «кукушки» и шум пара: чух-чух… чух-чух… пфф… Какой-то солдат-весельчак имитирует шумы. После представления Баньковский показал фонарь и слайды и объяснял, как мог. — Почему изображение появляется на экране?.. — Потому что проходит сквозь выпуклое стекло. — А почему проходит? — Потому что есть лампа… — А зачем лампа?.. — Чтобы изображение могло пройти… понял, наконец?.. Я ничего не понял, но подумал, что проведу дома опыт с увеличительным стеклом, через которое дедушка читал «Страшного дедушку». Хотел попробовать в тот же вечер, но меня погнали спать. Я начал проводить манипуляции со стеклом и кухонной лампой перед белой печкой, и вдруг на печи блеснул свет, стекло ближе — стекло дальше, и отчетливая вспышка <…>. Удивленный, я пока не заметил, что всё это было вверх ногами. Смотря на отражение огня на печи, я не мог понять, что такое черное плывет в нижней части пламени.

Владислав Старевич

«Что панич вытворяет… и с лампой коптите?» — в отчаянии закричала наша служанка. Мне пришлось прервать опыты: вокруг была сажа, а под носом усы.… Наконец, после бесчисленных проб и переделок, когда фонарь почти целиком был продырявлен, можно было смотреть настоящие «туманные картины». Рисовать на стекле не так просто, как на бумаге, но когда я узнал, что стекло перед рисованием надо накрывать бумагой, работа сразу закипела. Для крутящихся звезд мне были нужны стеклянные диски. Теофилек посоветовал нарезать их ножницами в бочке с дождевой водой для стирки. Я нарезал много стеклышек. — Если я только поймаю панича со стеклом в бочке… У меня были видовые картинки, поезд с дымом, буря на море с кораблем, вращающаяся ветряная мельница и мерцающие звезды. Последние, хоть и не имели шестеренки (как я видел у оптика), тем не менее хорошо двигались с помощью нитки. Нужно было только проделать дырочку в середине стеклянного диска. Ох уж эта дырочка, заставила меня помучиться. Я по-всякому пробовал ее сделать: и кремнем, и бриллиантом с кольца тети — никакого результата… К счастью, Теофилек где-то разузнал, что дырочку можно проделать концом напильника, смоченным в скипидаре. Я испробовал этот метод на оконном стекле — быстро и сказочно.

Владислав Старевич на съемках мультфильма «Рейнеке-лис» (Le Roman de Renard), 1930 год. Источник: Национальный цифровой архив Польши

Теперь мальчик начал тщетно ломать голову, где бы устроить представление для всего двора. Проблему решил случай, который принес весьма плодотворные результаты будущему создателю комбинированных съемок.

Владислав Старевич

В субботу явился Теофилек в необыкновенно задиристом настроении и начал колотить палкой по стеклам веранды, как по цимбалам. Дома крики и причитания. Я прибежал и умолял: «Вот здесь, здесь, милый Теофилек, бей выше по цветным» (мне были нужны цветные стеклышки). Бабушка плакала, вздыхая: «Какой стыд…» Плакал и Теофилек, клянясь исправиться. Поэтому, дав обещание, сразу получил деньги на остекление и приступил к возмещению ущерба. Мы вместе пошли за материалом, купили дощечек и гвоздиков, а кроме того пачку хороших сигарет «Фру-Фру» (10 штук — 6 копеек). Упаковка с изображением женской головки с крылышками бабочки досталась мне с условием, что я никогда не буду курить и пить. — Погромщик… Погромщик! — завидев нас, кричали на весь двор еврейчики. — Как здесь теперь темно… — опечалилась бабушка. — Зато практично, дешево, и люди ничего не увидят, — убедил ее Теофил. От радости я танцевал на одной ноге. Наконец у меня был темный зал для показа «туманных картин».

Владислав Старевич

В зале поместились ребята со всего двора. Программа состояла из видовых картинок и сценок, нарисованных вручную (иногда путем деколирования, т. е. перенесения изображения с бумаги), а также комических сценок вроде повара со свиной головой и аппликаций по типу китайских теней, двигавшихся разными способами. Например, цветы, вырезанные из разноцветного желатина (от конфет) и наклеенные на ниточки между двумя стеклышками, свободно колыхались от легкого дуновения. Трубочист: труба была нарисована на слайде, трубочист вырезан из черной бумаги и приклеен только ногами. Он приводился в движение ниткой, прикрепленной к руке: наклонялся, прочищая дымоход. Тем же способом были сделаны птичка в клетке, паяц и многие другие. До сегодняшнего дня сохраняют обаяние эти пластины из стекла с зелеными гранями, где чистые, как иконки, обильные снега зимы под лунным небом и окна горных домиков в сочельник… Значительно позже я сделал второй фонарь, при помощи которого можно было демонстрировать на полотняном экране механизм идущих часов и другие непрозрачные, но светлые предметы.

Владислав Старевич за работой, 1920-30-е. Источник: Национальный цифровой архив Польши

На той же веранде Владек организовал тир, где мальчишки стреляли из рогатки по разным движущимся предметам: шарикам, трубкам, фигуркам животных, <…> воздушным шарам. «Звездой» тира была также фигурка М. Н. Муравьева «Вешателя» (виленского генерал-губернатора в 1863-1865 годах, русификатора, известного своей жестокостью), сделанная Владеком по собственному проекту. После меткого выстрела марионетка падала, и Муравьев оказывался повешенным. Однажды этот «спектакль» увидела подруга бабушки и, охваченная ужасом, подняла шум.

— Но, Якубча, дорогая… — говорила она перепуганным голосом, — это же вылитый Муравьев. Не дай Бог, увидят — всех засадят в тюрьму.

В играх мальчика вскоре появились сатирические акценты и даже элементы злой карикатуры, которые впоследствии будут сопутствовать Старевичу на протяжении всей жизни и художественной карьеры.

Перевод Дениса Вирена

«Новая Польша» благодарит редактора-составителя книги Станислава Дединского (издательский проект 1895.io) за возможность публикации.

  • Facebook
  • Twitter
  • Telegram
  • VK