Даниэль Ольбрыхский. Фото: Дарек Голик / Forum
25 февраля 2020

Даниэль Ольбрыхский. Полвека в кадре

  • Facebook
  • Twitter
  • Telegram
  • VK

Актер-легенда не только в Польше. Рассказываем о его пути в кино.

Уже более полувека Даниэля Ольбрыхского зрители называют одним из лучших польских актеров, он стал почти что идолом польского киноискусства. Добиться такого статуса совсем непросто, но Ольбрыхскому это удалось после второго же фильма.

Популярность Ольбрыхского вышла далеко за пределы Польши — его персонажи говорят по-итальянски, по-английски, по-немецки и по-русски. А кинематографическая карьера и личная история актера достойны всяческого внимания. За первые тридцать лет своей карьеры Ольбрыхский создал целый ряд выдающихся образов, став воплощением столь разных стилей, как режиссура Анджея Вайды и Ежи Гофмана.

Последние два десятилетия он в какой-то мере получает проценты от былой славы — впрочем, так порой бывает и с голливудскими звездами. Парадоксально: некоторые польские кинокритики считают Ольбрыхского чуть ли не бездарным, но зато зрители его обожают.

До кинематографа

Даниэль Ольбрыхский родился в 1945 году. Вторая мировая война и особенно Варшавское восстание оставили неизгладимый отпечаток на жизни его семьи. У старшего брата будущего актера постоянные воспоминания о восстании вызвали психическое расстройство, положившее конец многообещающей научной карьере. Отец Даниэля, журналист Францишек Ольбрыхский, так никогда и не смирился с приходом к власти коммунистов и даже не стал получать паспорт. Мать, Клементина Солонович-Ольбрыхская, преподавала польский язык в Дрогичине, городе в Подляском воеводстве, куда семья переехала сразу после войны. Затем она стала писать книги для подростков и, когда Даниэлю исполнилось 11 лет, вернулась с детьми в Варшаву.

Детство будущего актера проходило в непринужденной, вдохновенной атмосфере. В те годы Даниэль мечтал отнюдь не об актерской карьере, а о спортивной: ведь именно спортсмены, завоевывающие медали на Олимпийских играх, были тогда в Польше народными кумирами.

Великие роли у Анджея Вайды

Самую первую роль Ольбрыхскому, еще учившемуся в старших классах, предложил Януш Насфетер, пригласив его на съемки фильма «Раненый в лесу» (1963). Но по-настоящему открыл начинающего актера и положил начало его блестящей карьере другой человек — величайший режиссер в истории польского кинематографа Анджей Вайда. В 1965 году в его фильме «Пепел» по одноименному роману Стефана Жеромского Ольбрыхский сыграл роль молодого наполеоновского солдата Рафала Ольбромского.

Монументальный и мрачный исторический эпос Вайды создал Ольбрыхскому актерское амплуа: энергичный, спортивный, мятежный… Казалось, он способен воплотить любой образ: как исторический, так и современный. Именно он стал любимым актером Вайды после трагической гибели Збигнева Цыбульского — подтверждением тому послужила роль Ольбрыхского в автобиографическом фильме «Все на продажу» (1968), ставшим для режиссера своеобразным прощанием с Цыбульским. Далее последовали четыре абсолютно разные роли в новых фильмах Вайды: художник-хиппи в «Охоте на мух» (1969), освобожденный узник концлагеря в «Пейзаже после битвы» (1970), старший брат в лирическом «Березняке» (1970) (одном из любимых фильмов Никиты Михалкова), и Левий Матвей в «Пилате и других» (1971), снятом по мотивам библейских сцен «Мастера и Маргариты».

Вскоре Ольбрыхский сыграл свои самые важные свои роли. В 1972 году Вайда экранизирует «Свадьбу» Станислава Выспянского — национальную драму, одну из важнейших метафор польской судьбы. Постановка не могла обойтись без Ольбрыхского, воплотившего в фильме образ Жениха. А два года спустя он сыграет в эпической экранизации нобелевского романа Владислава Реймонта «Земля обетованная». Его персонаж — один из трех главных героев, польский дворянин, превратившийся в безжалостного лодзинского фабриканта.

После этого, несмотря на глубокую творческую близость (по словам актера и режиссера, их отношения были практически бесконфликтным), Ольбрыхский будет работать с Вайдой всего три раза. Виктор в «Барышнях из Вилько» по повести Ярослава Ивашкевича, один из героев фильма «Любовь в Германии» (рассказывающего о преследовании поляков, которые работали в гитлеровской Германии) и ключник Гервазий в «Пане Тадеуше», ставший символическим завершением сотрудничества. Именно Вайда дал Ольбрыхскому возможность создать более глубокие интеллектуальные образы — у других режиссеров он так и остался в плену ампула фактурного красавчика.

Кмициц

Уже в шестидесятые годы Ольбрыхского начали приглашать и другие режиссеры, предлагавшие молодому актеру самые разные роли: в «Прыжке» Казимежа Куца он сыграл юного преступника, в его же «Соли земли черной» — польского офицера, в фильме Юлиана Дзедзины «Боксер» — заглавного героя.

Затем на смену им пришли исторические персонажи масштабных работ знаменитого Ежи Гофмана, экранизировавшего «Трилогию» Генрика Сенкевича. В 1969 году Ольбрыхский играет татарского полководца Азьи Тугай-беевича в «Пане Володыёвском». В «Потопе» — шестичасовом фильме, снимавшемся в течение двух лет (1973-1974) на территории Польши и СССР — Ольбрыхский уже исполняет главную роль, на которой держится весь фильм: благородного военачальника Анджея Кмицица, невольно оказавшегося предателем, но доблестно искупившего свои заблуждения. Именно с этой ролью ассоциируется Даниэль Ольбрыхский у большинства поляков.

Тридцать лет спустя после первого фильма трилогии, в 1999 году, он сыграет в «Огнем и мечом» отца Азьи, Тугай-Бея. И круг замкнется. Впрочем, для Гофмана Ольбрыхский так и останется идеальным «физическим актером», играющим с помощью своей ловкости, силы и фантазии, — совсем иным, чем у Вайды.

За пределами Польши

Зарубежные продюсеры довольно быстро открыли для себя талантливого актера, и благодаря этому Ольбрыхский стал одним из первых поляков, который, не уехав в эмиграцию, сделал при этом блестящую карьеру за границей. В Германии он сыграл одну из главных ролей в оскароносном «Жестяном барабане» и снялся в биографическом фильме «Роза Люксембург». Во Франции его охотно приглашал в свои картины Клод Лелюш. Ольбрыхский играл в итальянских сериалах, в фильмах венгерского режиссера Миклоша Янчо, в Голливуде вместе с Анджелиной Джоли, в российских кинокартинах «Сибирский цирюльник» и «Турецкий гамбит». Для иностранных кинокритиков Даниэль Ольбрыхский стал своего рода символом польского кино. Впрочем, следует признать, что практически ни в одном фильме, снятом за рубежом, серьезных образов Ольбрыхский не создал — в основном это были интересные эпизодические роли.

Можно ли назвать Ольбрыхского величайшим польским актером? Вряд ли. До уровня Тадеуша Ломницкого, Збигнева Запасевича, Романа Вильгельми или Анджея Северина — почти его современника — актер, по мнению критиков, не дотягивает. Тем не менее, именно Ольбрыхский обрел статус самого популярного актера страны: не столько из-за своего выдающегося таланта и мастерства, сколько благодаря чему-то иному — харизме, обаянию экранной личности. Это редкий актерский феномен, который невозможно описать словами.

Перевод Елены Барзовой и Гаянэ Мурадян

  • Facebook
  • Twitter
  • Telegram
  • VK

Лукаш Ясина

Историк, киновед, публицист, аналитик и политический комментатор. Сотрудник Польского института международных дел. Соучредитель и…