Город Припять. Фото: Agencja Forum

Что значит Чернобыль для Польши

  • Facebook
  • Twitter
  • Telegram
  • VK

Сериал HBO «Чернобыль», показавший технические причины аварии и раскрывший бесчеловечную сущность советской системы, стал одним из самых успешных и обсуждаемых кинопроектов в мире. В Польше интерес к катастрофе был огромным задолго до премьеры.

После событий 1986 года местные врачи спорили о влиянии аварии на здоровье людей, польские туристы чаще других иностранцев ездили в зону отчуждения, а историки изучали биографии ликвидаторов, в том числе и поляков.

Как в Польше реагировали на катастрофу

Утром в понедельник 28 апреля 1986 года отделы польской Службы измерения радиоактивного излучения фиксировали скачки уровня радиации. В Миколайках активность радиоактивных изотопов в воздухе была в 550 тысяч раз выше, чем обычно. «Мы быстро установили, что радиоактивная туча идет с востока на запад. В СССР произошло что-то плохое, но мы ничего не знали. Это могла быть серьезная авария реактора, теракт или, может быть, военный переворот», — вспоминает профессор Збигнев Яворский, работавший в польской Центральной лаборатории радиологической защиты (ЦЛРЗ).

«Мы пришли в понедельник на работу и зафиксировали высокий уровень радиации», — вспоминает Станислав Хибовский. В 1986 году он работал в Люблине, на кафедре радиохимии и коллоидной химии Университета Марии Склодовской-Кюри. Он и его коллеги тогда не поверили своим глазам и подумали, что дело в неисправности техники. Они решили сорвать на улице траву и проверить ее на детекторе ионизирующего излучения. «Когда мы увидели уровень радиации, нам стало не по себе», — рассказывает ученый. После того, как о показаниях счетчиков сообщили начальству, на месте появились сотрудники Службы безопасности. Было приказано молчать, но ученые нарушили запрет: «Мы начали сообщать об этом людям. Мы были убеждены, что такой высокий уровень радиации несет большую опасность. В первые дни некоторые не верили нам и обвиняли в том, что мы рассказываем небылицы».

Воспоминания Хибовского напоминают начало второй серии «Чернобыля», когда зрители впервые знакомятся с Ульяной Хомюк. Ученая из беларусского Института ядерной энергетики вместе с коллегой фиксирует повышение уровня радиации и понимает, что произошло что-то ужасное. Хомюк — вымышленный персонаж, собирательный образ ученых, помогавших бороться с последствиями катастрофы на Чернобыльской АЭС.

28 апреля в 18 часов о катастрофе рассказало радио BBC. Польское телевидение в это время сообщило, что над страной пролетело радиоактивное облако, но жизни людей ничто не угрожает. Поздним вечером того же дня польские ученые предложили властям бесплатно раздавать населению большие дозы йода, который должен был воспрепятствовать накоплению радиоактивных веществ в организме. Из-за недостаточного количества йодных таблеток для защиты от радиации начали использовать более доступную альтернативу — раствор Люголя. Это была одна из самых масштабных профилактических акций в истории медицины. За несколько дней 18,5 миллионов человек, в том числе более 95% детей и подростков, приняли дозу раствора. С одной стороны, польские коммунисты распространяли советскую ложь о масштабах катастрофы и скрывали реальный уровень радиации, с другой — пытались принять меры в интересах своих сограждан вопреки официальной позиции СССР.

«Это произошло спустя несколько дней после взрыва. Я была в школе. Учителя освободили нас от уроков. Сказали, чтоб мы быстро шли домой, а потом вместе с родителями отправлялись к врачу. Возле больницы были толпы людей. В тот момент раствор Люголя давали только детям. Он был отвратительный. Детвора кричала. Кто-то отказывался пить, других тошнило. Мы слышали об аварии в Чернобыле, нам говорили, что ничего плохого не случится, но для профилактики лучше выпить это лекарство», - вспоминает Малгожата Каминская, тогда ученица 7 класса одной из школ Пултуска, городка недалеко от Варшавы.

Спустя годы один из инициаторов массового приема раствора Люголя Збигнев Яворский признался в бесполезности этой акции. «Если бы я знал, каковы масштабы заражения, что на самом деле произошло в Чернобыле, то не рекомендовал бы населению принимать раствор», — сказал радиолог в интервью журналу Polityka в 2006 году. По его словам, в отсутствие достоверной информации приходилось принимать решение исходя из самого пессимистичного возможного сценария — что будут новые волны заражения. Однако когда 1 мая произошел резкий спад уровня радиации, стало понятно, что предосторожность была излишней.

Поляки-ликвидаторы

Хотя Польша в контексте Чернобыльской катастрофы обычно упоминается только как одна из стран радиационного загрязнения, поляки были и среди ликвидаторов последствий взрыва. Павел Секула из Ягеллонского университета, автор книги «Ликвидаторы Чернобыля», работает над проектом, в котором он хочет представить максимально подробную информацию о ликвидаторах польского происхождения. Один из них — Йозеф Трусковский. Мужчина родился и жил в Латвии, но его дедушка был родом из Кракова. Йозеф вошел в число примерно 20 тысяч солдат, мобилизованных в зараженную зону из балтийских республик. В окрестностях Чернобыля он провел более трех месяцев. Трусковский вспоминает, как один из полковников агитировал солдат поработать лопатами на крыше третьего реактора: «Он обещал, что после этого нас немедленно отпустят домой. Многие парни отказались, хотя были и те, кто согласился».

Чернобыль и виртуальная реальность

Именно поляки создали первую в истории виртуальную экскурсию по Чернобылю. В 2016 году компания The Farm 51 представила миру Chernobyl VR Project. Разработка польской фирмы соединяет в себе черты компьютерной игры, образовательного приложения и киноповествования. В экскурсии использованы технологии виртуальной реальности, позволяющие человеку полностью погрузиться в жизнь зоны отчуждения.

«Поляки сделали мне огромный сюрприз. Я сын ликвидатора катастрофы и тронут тем, что судьба таких людей, как мой отец, вызвала интерес и была представлена столь новаторским способом», — отзывался мэр Киева Виталий Кличко о разработке польской компании. Нобелевская лауреатка Светлана Алексиевич, автор книги «Чернобыльская молитва», также поддержала Chernobyl VR Project.

Как говорят создатели, это не просто коммерческий проект: он сделан с мыслью о людях, для которых взрыв на АЭС — это личная и семейная история. The Farm 51 отдает часть выручки от продаж Chernobyl VR Project в фонды, занимающиеся оказанием помощи пострадавшим от Чернобыльской катастрофы.

Источники: NaTemat, Licznik Geigera, WP, Polskie Radio

  • Facebook
  • Twitter
  • Telegram
  • VK

Автор

Евгений Приходько

Автор «Новой Польши». Писал для «Европейской правды», BCC Ukrainian, Лиги.Net и других всеукраинских изданий. Выпускник факультета…