Плакат с изображением Анжелики Борис, главы Союза поляков Беларуси. Фото: Войцех Курчевский / Forum
29 апреля 2020

Быть поляком в Беларуси

  • Facebook
  • Twitter
  • Telegram
  • VK

После Второй мировой войны сотни тысяч поляков, никуда не выезжая, вдруг оказались отрезанными от родины новой границей. Согласно официальным данным, сейчас в Беларуси проживает более 294 тысяч поляков. Польские организации считают, что эта цифра занижена. Легко ли этим людям поддерживать свою идентичность?

Быть поляком в Беларуси — значит с самого детства сталкиваться с тем, что тебя хотят русифицировать или, в крайнем случае, белорусизировать.

Это начинается уже в детском саду.

Все дошкольные учреждения в Беларуси работают на русском языке. В них, однако, могут быть отдельные группы: белорусские и, например, с углубленным изучением английского языка. Проблем с этим нет: хотят родители, чтобы их дети обучались на белорусском или изучали английский, собрали подписи — пожалуйста, будет создана белорусская или английская группа! Были бы желающие. Есть в Беларуси и детский сад с литовским языком обучения. Находится он в деревне Рымдзюны, в Островецком районе Гродненской области, то есть в месте компактного проживания литовцев.

Польские дети поставлены в другие условия. На территории Вороновского района той же Гродненской области, где, согласно официальной статистике, более 80 процентов жителей — поляки, нет не только ни одного польского детсада, но даже ни одной польской группы. И такая ситуация не только на Вороновщине. В 2015 году в детском саду №83 в Гродно была ликвидирована последняя польская группа в Беларуси. Случилось это после проверки, которую проводило Министерство образования РБ. По ее результатам было принято решение группу ликвидировать. Почему? «У нас не утверждена программа для обучения на польском языке», — услышали родители.

Занятия с детьми были переведены на русский язык, а поскольку проводилась проверка в середине учебного года, воспитатели должны были перестроиться сразу: вчера с детьми говорили по-польски, а с сегодняшнего дня — только по-русски. С тех пор в Беларуси нет ни одной детсадовской группы, где польские дети могли бы общаться на родном языке.

После детского сада дети идут в школу. Может, там ситуация лучше?

В Беларуси действуют две школы с польским языком обучения: в Гродно и Волковыске. Обе они были построены Польшей, поскольку у белорусского государства денег на подобное не нашлось. Школа в Гродно работает с 1996 года, а в Волковыске — с 1998. Практически вся их история — это история попыток власти их «нормализировать». Чтобы не углубляться в подробности, отмечу только, что школьных учебников на польском языке в Беларуси нет, а изданными в Польше пользоваться нельзя. Поэтому польские дети учатся в польских школах пользуясь учебниками на русском языке. Почему? Министерство образования РБ объясняет это отсутствием средств на переводы.

Однако даже учитывая эту бессмыслицу — ученики должны в уме переводить задание с русского на польский, и отвечать учителю на польском — школы пользуются популярностью. Количество желающих учиться в них превышает те лимиты приема первоклассников, которые ежегодно вводит Министерство образования. Это значит, что родители будущих первоклашек перед началом набора в школы должны за несколько суток занимать очередь для подачи документов. Повезет тем, кто сделает это первым — остальным откажут.

При этом наполняемость польских школ по сравнению с обычными русскоязычными — минимальна. В польских школах занятия проходят в одну смену. Рядом находятся обычные русскоязычные школы, где занятия проходят в две смены, поэтому набирают туда всех желающих. В Гродно есть школа №39 там, фактически занятия проводятся в три смены и ежегодно формируется не менее 9-10 первых классов. Но, это как вы понимаете, русскоязычная школа, поэтому никаких ограничений в приеме туда власти не вводят и проблемы в этой ситуации не видят.

Формально уроки польского языка могут быть организованы в обычных общеобразовательных школах. Родители пишут заявление, и тогда администрация обязана предоставить их детям возможность изучать польский или любой другой выбранный язык. Однако на практике в случае с польским языком требования законодательства разбиваются об административную махину, которая использует любой предлог, чтобы отказать. Часто родители, получая отказ, в качестве пояснения слышат от дирекции школы сакраментальную фразу: «Ну, вы же все понимаете». И с каждым годом шансов избежать ее все меньше.

Согласно официальной статистике, в 2016/2017 учебном году польский язык изучало 6417 детей, а в 2017/2018 — 4560. В нынешнем году эти цифры еще меньше. Дирекция школ прямо говорит учителям: может быть какой угодно другой язык — китайский, французский, испанский, — только не польский.

Тенденция очевидна, именно поэтому сейчас популярны коммерческие курсы и занятия, организуемые общественными организациями, где дети могут после школы или в выходные изучать польский. Лишившись возможности реализовать свои права в государственных образовательных учреждениях, родители готовы платить деньги, лишь бы их дети могли учить язык.

Белорусские чиновники своего негативного отношения к польскому образованию практически не скрывают. Однажды во время обсуждения судьбы польских школ губернатор Гродненской области Владимир Савченко прямо заявил: «А зачем наших детей портить?» Изучение польского языка трактуется как проказа.

В Беларуси существуют общественные организации, которые занимаются поддержкой польского образования и культуры, реставрируют польские памятники истории и места национальной памяти. Стоит ли удивляться, что крупнейшая из них, Союз поляков Беларуси, вот уже 15 лет находится на нелегальном положении? Проблемы начались во время выборов руководства организации.

В 2005 году СПБ избрал не того председателя, которого хотели бы видеть во главе организации белорусские чиновники. В результате Министерство юстиции отменило результаты съезда, и начались репрессии: белорусский спецназ захватывал офисы Союза поляков, активистов арестовывали, возбуждались уголовные дела. Кульминацией стало подбрасывание наркотиков председателю СПБ Анжелике Борис в октябре 2006 года. И только последовательно жесткая позиция, которую тогда занимала в отношении этих провокаций Польша, не позволила белорусскому КГБ завершить начатое. Уголовные дела испарились, и, хотя Союз поляков по-прежнему лишен официального статуса, власти смирились с его существованием.

В течение правления Лукашенко отношения Беларуси и Польши переживали разные моменты. Не раз и не два мы видели потепления, которые неминуемо оканчивались «заморозками». Тем не менее, независимо от меняющейся политической конъюнктуры и приоритетов, которые ставит перед чиновниками Лукашенко, антипольская установка в отношении национального меньшинства проживающего в Беларуси остается неизменной.

Почему режим Александра Лукашенко выбрал именно поляков на роль своего врага? На этот вопрос на протяжении последних 25 лет давались самые разные ответы: здесь и традиционная подозрительность Лукашенко по отношению к Западу, и реакция на активную восточную политику Польши, и потребность во внутренних врагах, которых можно было представить обществу, и в принципе антидемократический характер белорусского режима, и польско-белорусские исторические споры.

Польское меньшинство — враг, которого власть хочет переделать. Очевидно, что в созданной Лукашенко системе попросту нет места для поляков, которые развивают и культивируют свои национальные традиции, чтят своих героев и разговаривают на своем языке. Их место должны занять денационализированные «русские люди», с советскими ценностями и русским языком.

Быть поляком в Беларуси можно только вопреки белорусской власти. Мне могут возразить: мол, есть же провластный Союз поляков! Однако если вы внимательно присмотритесь к этой структуре, то увидите, что, в общем-то, польской составляющей там практически нет. «Мы такие же поляки, только говорим на русском языке», — пояснял свою позицию Мечислав Лысый, лидер официального СПБ. Их съезды действительно происходят на русском языке, потому что польский для большинства из них чужой. Празднуют они советские праздники и всегда готовы поддержать любую инициативу властей, будь то ограничения в изучении польского языка или замена польских месс в костелах на белорусские.

А если так, то причем тут польскость?

  • Facebook
  • Twitter
  • Telegram
  • VK

Анджей Почобут

Журналист, член Союза поляков Беларуси, автор книги «Система Беларусь». Проживает в Гродно. Лауреат ряда престижных журналистских премий в…